Наши печатные материалы - ликбез в шпаргалках

Есть специальная брошюра, написанная специально для тех кто хочет, но пока не умеет -

краткое пособие по представительству интересов в судах для начинающих,

или судебное представительство для чайников

(из нашей серии "Ликбез в шпаргалках")

          Это открытый проект, бумажный вариант можно приобрести у меня в офисе, а электронный скопировать здесь - но прошу учесть, что сделать это можно лишь для личного пользования, и авторские права надлежащим образом зарегистрированы.

          Все кто хочет - может участвовать в нём, и Ваши дополнения или конструктивные замечания будут выложены здесь же.

 

 

«Действие профессионалов можно предугадать, но мир полон любителей»

Очередной военный закон Мерфи


       

          Эта  книга  предназначена  непрофессионалам, которые вынуждены идти в суд с тем, что бы принять участие в судебном процессе, и  выиграть  его.  И  это  всего  лишь  попытка дать  общее  понимание  правил  игры,  когда выйти из нее уже невозможно. Эту  книгу  могут  читать  профессионалы. Но тогда умерьте свои амбиции, а ещё лучше их спрячьте и забудьте – ибо старые мастера боевых  искусств  утверждали,  что  настоящая сила в доказательстве не нуждается. Эта книга не учебное пособие, но может быть  полезна  студентам  юридических  факультетов и юристам, которые не имеют особого опыта представления интересов в суде.

 

          ВВЕДЕНИЕ

          Есть такой афоризм: "В чем разница между юристом и богом? Бог никогда не думает, что он юрист". Знаете,  когда  я  написал эту брошюру  (спасибо  хорошим людям – надоумили и помогли), то пришёл в голову старый, и очень простой анекдот.
Судья:
– Зачем вы притащили в суд лом?
– Но в повестке же указано, что я должен побеспокоиться о своей защите. ☺
          Говорят, что против лома нет приёма, если нет второго лома… Можно и дальше продолжать сагу о простых железных инструментах, как о способе аргументации. Другое дело – уметь этим пользоваться.  Но  в  этом довольно примитивном юморе есть одно рациональное зерно: тот, кто пришёл в суд, действительно должен побеспокоиться о своей защите.
          Человечество  устроено  так,  что  большая его часть делится на тех, кто создаёт проблемы, и тех, кто их решает. Учитывая, во многом обоснованное  недоверие  людей  друг  к  другу,  придуман суд. Это такой способ создания индивидуального социального  договора  с  участием  третьих  лиц.  В этот  договор  довольно  сложно  внести  свою,  не всегда объективную, индивидуальность: предполагается, что суд независим от участников процесса. В этом нет ничего особо страшного, необычного, а некая  непредсказуемость  делает  работу представителя  в  суде  достаточно  интересной,  а  в некоторых  случаях  и  азартной,  но  об  этом  речь   пойдёт  ниже.  Говоря  о  представителе,  я  имею  в виду не только представление каких-либо сторонних  интересов,  но  и  совершенно  не  исключаю Ваших  личных.   

          Основные  правила  поведения, практически те же, по сути. За исключением того, что Вы не можете ограничить какие-то свои процессуальные права (т.е. то, на что Вы имеете право в судебном процессе), а у своего представителя –вполне.  Что-бы  мы  дальше  говорили  на  одном  языке,  по  принципу  здравого  смысла,  предлагаю откалибровать  основную  понятийную  систему.  И далее по тексту все цитаты, а их достаточно будет на языке оригинала (полагаю, проблем с украинским языком у читателя нет? В конце концов, это не  просто  язык  государства  в  котором  всё  это происходит,  это  ещё  и  язык  на  котором  следует работать представителю – один из инструментов, причём достаточно сложных и незаменимых). Давайте  разберемся:  кто  такой  представитель в  суде?  Электронная  справочная  система  «Лига-Закон» говорит, что представительство в суде – это «юридичні  відносини,  в  яких  одна  особа  (представник) виконує процесуальні дії в суді в інтересах іншої особи (довірителя)». Гражданский кодекс Украины говорит, что представительство – это «правовідношення,  в  якому  одна  сторона  (представник)  зобов'язана або має право вчинити правочин від імені другої сторони, яку вона представляє».
          Осознайте,  ощутите  своё  поистине  гордое звучание.  И  неважно,  представляете  ли  Вы  свои личные интересы, или чьи-то – в судебном процессе  есть  истец  (или  заявитель,  пострадавший, жалобщик, заинтересованное лицо – т.е. тот, кто обращается в суд), ответчик (или субъект обжалования, обвиняемый – т.е. тот, к кому обращаются,  отстаивая  свои  нарушенные  права),  и  третьи лица (т.е. те, кто имеют прямое отношение к происходящему,  или  происходящее  затрагивает  их интересы).  И  каждую  из  сторон  может  представлять представитель (извините за тавтологию – она ещё  будет).  Исключение:  в  уголовном  процессе  и некоторых  делах  по  административным  правонарушениям в суд обращаются правоохранительные органы, а им наша помощь не нужна ☺.
          Есть очень распространённое и имеющее общее  хождение  выражение:  «адвокат  того-то»  или «она с адвокатом». Я имею в виду, что представителя, по обыкновению, очень часто называют адвокатом.  Но  –  адвокат  это  «особа,  яка  має  вищу юридичну  освіту,  підтверджену  дипломом  України або  відповідно  до  міжнародних  договорів  України дипломом іншої країни, стаж роботи у галузі права не  менше  двох  років,  володіє  державною  мовою, склала  кваліфікаційні  іспити,  одержала  в  Україні свідоцтво  про  право  на  зайняття  адвокатською діяльністю  та  прийняла  Присягу  адвоката  України». И чаще всего то, что здесь пишется, адвокаты  уже  знают.  Поэтому  грамотно  будет  не  путать процессуальный статус с видом деятельности.
          Да,  обращаю  внимание:  у  нас  судопроизводство  по  специализации  делится  на  гражданское (укр. цивільне,  у  ньому  слухаються  і  сімейні,  і трудові, і спори про спадщину, і поділ майна між фізичними особами, тощо), хозяйственное (господарське,  це  спори  де  фігурують  лише  юридичні особи    та/або    фізичні    особи    як    приватні підприємці),  административное  (адміністративне, поділяється на розгляд адміністративних правопорушень (у тому числі про ДТП, штрафи податкової, тощо) та спори з органами влади) и уголовное (кримінальне,   найбільше   вирізняється   поміж іншими  спеціалізаціями  судочинства,  у  нашому посібнику  та  зважаючи  на  специфіку  представництво  у  кримінальному  процесі  ми  не  розглядаємо).  Особняком  стоит  конституционное,  но  в связи  с  редкой  применимостью  в  нашем  случае также  не  трогаем.  И  в  каждом  своя  специфика, каждое  регулируется  самостоятельным  процессуальным кодексом. Но – процесс регулируется отдельным,  процессуальным  правом.  А  сами  взаимоотношения  сторон,  о  которых  речь  идёт  в  судебном   процессе,   регулируются   материальным правом. И что бы уж совсем не путаться – разница  между  материальным  и  процессуальным  правом какая? Материальное право, как говорит наука, – это «елемент внутрішньої структури права, що об'єднує правові норми, які встановлюють права і обов'язки суб'єктів права у певній сфері правового регулювання». Надеюсь, понятно?

          А процессуальное право, то есть те правила, по которым  осуществляется  судопроизводство  (термины запоминаем и ассоциируем в памяти), – это «в  загальній  теорії  права  розглядається  не  як  самостійна галузь права, а як сукупність процедурно -процесуальних  норм,  інститутів,  галузей  процесуального права, які регулюють процесуальний порядок застосування  норм  матеріального  права  в  юрисдикційній  та  іншій  практичній  діяльності  державних   органів,   тобто   які   регулюють   юридичний процес».
          И уже само правосудие, как определено наукой,  это  «самостійний  вид  державної  діяльності, яку здійснюють органи судової влади – суди – шляхом розгляду і вирішення у судових засіданнях в особливій,  встановленій  законом,  процесуальній  формі цивільних, кримінальних та інших справ. Правосуддя в Україні здійснюється виключно судами».
          Не  устаём?  Не  прибедняйтесь,  дальше  будет интереснее. Но – определения читаем по два-три раза, медленно и вдумчиво, внимая смысл. Иначе, не  будь  базиса,  сложно  будет  за  мыслью  поспевать. Теперь наберитесь терпения и внимания, цитирую  много  –  но  это  должно  отложиться  в  Вашей  памяти,  дабы  к  этому  не  возвращаться.  Это как  уметь  плавать  или  кататься  на  велосипеде: научитесь – и даже через много лет навык не исчезнет бесследно (хотя и требует поддержания).
          Итак, права и обязанности сторон, то есть то, что Вы можете в принципе. Я позволил себе сделать  сравнительную  сноску  о  Ваших  правах:

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/2747-15

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1618-15

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1798-12

Запомните, всё что пишется мелкими буквами – читается в первую очередь! И это практически не шутка.

          И ещё обращаю внимание, что «особи, які беруть   участь   у   справі,   зобов'язані  добросовісно здійснювати  свої  процесуальні  права  і  виконувати процесуальні  обов'язки.  Сторони  зобов'язані  добросовісно користуватися належними їм процесуальними правами, виявляти взаємну повагу до прав і охоронюваних  законом  інтересів  другої  сторони,  вживати заходів до всебічного, повного та об'єктивного дослідження всіх обставин справи».
          Я намеренно не унифицирую всё  в один общий смысл, и отобразил именно так как это читается  в  первоисточнике,  дабы  не  разучить  читать почтенную аудиторию.
          Втянулись? Если Вы смогли прочесть всё то, что изложено выше на одном дыхании и осознать смысл сразу – потенциал у Вас есть, не останав ливайтесь, пока не устанете. Если не получилось и что-то прошло непонятым – вернитесь, и спокойно  перечитайте  до  тех  пор,  пока  не  начнёте осознавать прочитанное. И только потом переходите на следующий уровень ☺ 


          ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ

«Существует три способа сделать что-нибудь: сделать самому, нанять кого-нибудь, или запретить своим детям делать это».
Из афоризмов Мерфи

«Жизнь принуждает человека ко многим добровольным действиям».
Аксиома Леца

          С правами нам всё понятно? Появилась уверенность в себе? Пока не разрушаем, всё придёт с практикой,  которая  в  последствии  докажет,  что уверенность порождается усталостью опыта ☺
          Поговорим  о  принятии  такого  эпохального  решения, как обращение в суд (пока не рассматриваем  вынужденную  необходимость  защиты  – так  как  это  уже  решение,  принятое  не  нами,  но данное  нам  как  факт,  с  которым  нужно  что-то делать – и время уже идёт). И здесь мы можем об этом говорить только при условии, что мы присутствуем в момент принятия такого решения и имеем право голоса.
          Решение об обращении в суд должно быть последним, но не упущенным, шансом решения проблемы.

          Не  упущенным  –  имею  ввиду,  что  процессуальные  сроки  ещё  не  пропущены  (на  каждое  отдельное  требование  может  быть  свой  срок  исковой  давности,  то  есть  срок,  в  течении  которого есть право подать заявление в суд), и тут смотрим нормативные  акты,  регулирующие  материальное право.  Так,  например,  общий  срок  исковой  давности в гражданском праве – три года, но специальный (в один год) применим в спорах о взыскании неустойки (штрафа, пени), об опровержении недостоверной информации, размещенной в средствах массовой информации, и так далее (хотя, во многих случаях процессуальные сроки можно восстановить – это дело техники). Кроме того, такой шанс можно упустить и потому, что того, к кому Вы обращаетесь с иском (жалобой), уже может не существовать  –  предприятие  (организация)  ликвидироваться,  ответчик  может  умереть.  Хотя  и здесь  могут  быть  те,  кто  может  принять  на  себя ответственность  –  наследники  (если  наследство должным  образом  оформлено),  или  правопреемник юридического лица.
          Последним – считается, что лучшим и самым оптимальным  результатом  работы  любого  суда является  мировое  соглашение,  то  есть  когда  стороны всё-таки о чём-то договорились и намерены это выполнять. Но незачем для этого сразу обращаться в суд, можно найти компромиссы до того. Что-бы  подтолкнуть  себя  или  иное  решающее лицо к поиску, считайте сами:
√      в  среднем  судебное  разбирательство  может длиться от 3 месяцев (в делах о ДТП быстрее) до нескольких лет, учитывая загрузку судов и даже зачастую достаточно скромную обеспеченность их самыми необходимыми вещами, вроде элементарных почтовых марок, бумаги, картриджей (особенно   если   в   судебном   процессе   проводятся экспертизы,  обжалуются  отдельные  процессуальные моменты, постоянно меняются исковые требования, и тому подобное);
√      никто  не  может  гарантировать  нужный текст  решения  как  результат,  притом  в  решении проблемы – по сути промежуточный;
√      реально   исполняются   Государственной исполнительной  службой  (взыскиваются  деньги, реализуется имущество) не более чем одно-два из десяти  (это  то  место,  куда  Вы  по  итогу  пойдёте это самое решение суда исполнять);
√      исполнение  решения  суда  –  ещё  не  значит взыскание всей суммы или точного исполнения действия (может просто не оказаться имущества или действие утратит смысл);
√      процесс как судебный, так и исполнения судебного  решения  требуют  постоянного  сопровождения – а на это нужны ресурсы.
          То есть, само по себе судебное решение – это некая  прогнозируемая,  но  не  планируемая  лотерея,  требующая  хороших  домашних  заготовок  и постоянной подготовки, не имеющая чётких временных  рамок  и  гарантированного  результата.  И это ещё без учёта внутренней организации внутри самого  суда,  куда  Вы  собрались  подаваться  со своими требованиями. А в ней, поверьте некоторому  опыту,  бывают  существенные  различия  –  в том числе и периодические очереди на несколькосот  человек,  переносы  судебных  заседаний  по многу раз на несколько недель... 
          Поэтому,  если  судебное  разбирательство  хотите затеять именно Вы, подумайте, зачем Вы это делаете? Вопрос отнюдь не так прост, как кажется.   Масса   истцов   начинает   процесс   совсем не с той    целью,    которая    обозначена    потом в исковом заявлении: «взыскать», «обязать совершить   действия»,   «истребовать»   и так   далее.
          Их цель – испортить жизнь ответчику, а не получить  осязаемый  результат.  Чаще  всего  этим  грешат   люди,   находящиеся   (или   находившиеся) в родственных  отношениях  –  это.  как  правило, дела о разводе, алиментах, разделе имущества и о наследстве. Здесь даже самые близкие люди чаще всего становятся злейшими врагами
          Такие процессы – наиболее тяжелые как для судей, так и для всех остальных участников, ибо, помимо  непосредственно  заявленных  в иске  требований, в самом судебном процессе «всплывают» многочисленные  личные  претензии  сторон  друг к другу,  не имеющие  к предмету  спора  никакого отношения. И мы, вместе с судом, вынуждены это выслушивать,  тратить  время  на  несущественные детали и выяснения отношений. Что в свою очередь  ещё  больше  «заводит»  стороны.  Именно  такие процессы имеют неприятное свойство затягиваться  до бесконечности,  а нервное  напряжение, которое испытывают стороны, неизбежно передается  и всем  присутствующим.  Вам  очень  хочется нести людям негатив? Если да – то дальше можете  не читать,  ибо  Вам  прямая  дорога  не в суд, а к врачу ☺. Причём, к психотерапевту или психиатру, в зависимости от диагноза. Отсюда  ещё  одна  рекомендация:  если  Вам предстоит процесс с участием родственников (или бывших   родственников),   и Вы чувствуете,   что не сможете  справиться  с эмоциями  в суде  –  лучше  его  не начинать.  Подождите,  когда  страсти поулягутся. Многое из того, что кажется критическим   требующим   вмешательства   посторонних (а судья и работники аппарата суда именно такие посторонние), потеряет актуальность, или Вы всё же сможете решить эти вопросы путем переговоров.
          Именно  поэтому,  например,  я категорически не рекомендую  бежать  в суд  едва  расторгнувшим брак супругам для «разруливания» проблем общения  с детьми,  раздела  имущества  и прочего.  Остыньте.  За очень  редким  исключением  с процессом  можно  повременить.  Не решите  проблемы по взаимному согласию – посудиться еще успеете, сроки давности, как правило, позволяют.

          Нет,  всё-таки  решились?  И  нет  другого  способа отстоять свою правоту? Не хотите лгать – и не лгите. Ну что ж, тогда делайте глубокий вдох, потом выдох… Начнём.
          Прежде всего – если истец (жалобщик, заявитель) именно Вы – тогда для подтверждения своих полномочий  Вам  достаточно  паспорта,  который  следует  брать  с  собой  всегда  (поскольку имеете дело с судом) Если  же  Вы  –  представитель,  то  кроме  паспорта Вам нужна доверенность (рекомендую глянуть  ст.  244  –  247  Гражданского  кодекса  Украины):
√      от физического лица – нотариальная,
√      от юридического лица на бланке того самого лица, с подписью уполномоченного должностного лица (и пусть в придачу дадут копию подтверждающую  полномочия  –  приказ  о  назначении, выписку из устава) и печатью.  
          С доверенностей делаем копии, и по возможности заверяем тем, кто выдал – нотариусом или представителем юрлица. Носим с собой в суд оригиналы вместе с паспортом. Если же Вы адвокат (а значит просто взяли эту книгу полистать) – то достаточно договора с копией (можно выписку и ордер  –  но  не  всегда),  копию  свидетельства  и  с собой удостоверение.
          Как это выглядит в процессуальных кодексах я отобразил так:

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/2747-15

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1618-15

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1798-12

          Теперь,  определяем:  во-первых  исковые  требования,  во-вторых  стороны  процесса,  в-третьих место подачи, и затем аргументы и способы доказывания.  И  из  всего  этого  мы  должны  составить план. 


          ПЛАН
 

«Для человека нет ничего невозможного, если ему не надо делать это самому».

Закон Вейлера

          Итак,   сначала   набрасываем   план,   причём максимально  подробный,  перечитываем  его  на свежую (и не только свою ☺) голову, переживаем его  с  точек  зрения  всех  участвующих  сторон  и перечитываем его критически на следующий день.Что в нём должно быть учтено: Исковые  требования  –  это  выражение  цели  в облачении  задачи,  это  то,  что  нужно  достичь  и оно должно быть реальным. Без чётко определённых  и  исполнимых  требований  нет  смысла  даже начинать этот путь. Опасайтесь смещения или подмены понятий, это общая хроническая болезнь, порождённая политикой и СМИ. У них другие цели, а Вы, если хотите оставить себе возможность мыслить разумно, хладнокровно и логически – откажитесь от информационных  вирусов.  Прав  был  герой  известного романа Булгакова профессор Преображенский: «Не читайте советских газет перед едой!» ☺.
          Кодифицированное законодательство, определяющее  материальное  право  в  том  направлении, где  Вы  собираетесь  его  отстаивать,  даёт  чёткое описание,  что  именно  можно  просить  в  исковых требованиях.  Причём,  обращаю  внимание:  во-первых,  нужно  просить  суд  удовлетворить  действия, чётко обозначенные по времени исполнения и предмету; а во-вторых, суд не может самостоятельно  подкорректировать  Ваши  требования:  как  просите,  так  и  будут  рассматривать.  Не  бывает требований  вообще,  как  и  справедливости  для всех.  Решение  может  иметь  только  чёткую  определённость  и  не  может  касаться  интересов  кого-то, кто не был стороной по делу (об этом ниже).В  чёткости  и  исполнимости  требований  заложен смысл обращения в суд.
          Следовательно,  далее  определяем  стороны,  то есть  тех,  кого  и  каким  образом  касаются  наши требования.  Ответчиками  (субъектами  обжалования) могут быть только те, кому адресованы наши требования  (должны  их  исполнить).  И  с  другой стороны, наши требования могут быть адресованы только  к  чётко  определённым  лицам  –  а  у  них должны  быть  известны  полные  названия  (фамилии,  имена,  отчества  или  реквизиты),  подтверждённые (настоящие) адреса (от этого во многом зависит и место рассмотрения иска или жалобы), телефоны, иные средства связи, контактные лица и представители. Те, кого непосредственно касаются наши требования, но к ним нет на данный момент никаких требований, привлекаются в качестве третьих лиц.
          Место подачи иска или заявления во многом определяется уже по предыдущим данным, оговорено  это  в  соответствующем  процессуальном  кодексе там, где речь идёт о подсудности, но иногда есть  выбор  –  особенно  если  ответчик  не  один. Хотя, бывает и исключительная подсудность, вне зависимости  от  местонахождения  какой-либо  из сторон.  Например,  споры  о  недвижимости  рассматриваются  по  месту  нахождения  этой  самой недвижимости.  

          Теперь  немного  о  том  варианте,  когда,  так случилось, что ответчики – мы. Всё то, что выше –уже определено в исходных данных, которые нам достались, однако, это ещё далеко не повод усомниться в правильности действий истца. Прежде всего и берём себе за правило: анализируем  ситуацию.  Если  нас  устраивает  место  и способ рассмотрения – оставляем как есть (такое бывает).  Раскладываем  ситуацию,  а  лучше  структурируем  это  на  бумаге,  так  как  зрительное  восприятие усиливает осознание. Делаем тот же анализ, как и при подготовке нашего заявления (жалобы),  но  уже  критично  и  с  обратной  стороны.
          Далее, по плану, который сами и вырабатываем.
1. Разбейте иск (заявление) или Ваши возражения  на  части,  отдельно  по  каждому  исковому требованию
2. Определите  основные  аргументы. От  них  систематизируйте  способы  доказывания.
3. Выясните,  какая  именно  доказательная  база нам нужна? Будьте  внимательны,  так  как  «незначительные»  мелочи,  вроде  несоответствия  дат  или  почтового  штемпеля  на  конверте,  могут  играть  решающую роль: даже склонения и падежи в типовом, казалось бы, договоре могут принципиально изменить  ситуацию.
          То,  что  изначально  кажется обтекаемым,  всегда  возможно  выразить  точными определениями,  и  тогда  об  этом  можно  говорить как о факте (и соответственно его устанавливать). Кажущиеся размытости – это всего лишь признак поверхностного анализа, это непрофессионально. То есть, не нужно уподобляться свидетельнице в суде, которая на вопрос: «Сколько Вам лет»? Ответила:
– Надо подсчитать. Когда я вышла замуж, мне было 20 лет, а мужу 40, то есть я была моложе его в 2 раза. Сейчас ему 70, значит мне 35 лет ☺.

          Выражайте мысли чётко до состояния дотошности. Как-то  в  университете  на  юридическом  факультете профессор спрашивает студента:
–  Если  вы  хотите  угостить  кого-то  апельсином, как вы это сделаете?
– Я скажу «Пожалуйста, угощайтесь!», – ответил студент.
–  Нет-нет!  –  закричал  профессор  –  думайте, как юрист!
–  Хорошо,  –  ответил  студент.  –  Я  скажу: «Настоящим  я  передаю  вам  все  принадлежащие мне  права,  требования,  преимущества  и  другие интересы на собственность, именуемую апельсин, совместно со всей его кожурой, мякотью, соком и семечками,  с  правом  выжимать,  разрезать,  замораживать и иначе употреблять, используя для этого  любого  рода  приспособления,  как  существующие  в  настоящее  время,  так  и  изобретенные позднее, или без использования упомянутых приспособлений.  А  также  передавать  ранее  именованную  собственность  третьим  лицам  с  кожурой, мякотью, соком и семечками или без оных...» ☺.

          А если серьёзно, то попробуйте сравнить «Ответчик  не  делал  этого»  с  «Ответчик  этого  не  делал»,  или  «не  делал  этого  Ответчик».  Полагаете, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется?  В  математике  да.  Здесь  в  контексте,  скажем, перечня действий по отношению к Истцу – «Ответчик  не  делал  этого»  (именно  этого  действия), или  «Ответчик  этого  не  делал»  (действие  не  совершал), или «не делал этого Ответчик» (следовательно, делали другие). И сразу же у Вас должно следовать доказательство – прямое, как горизонт, и твёрдое как кусок гранита. Многие  представители  ошибочно  полагают, что уверенность в себе компенсирует недостатки в обосновании. Например, дела связанные с честью и достоинством, опровержением неправдивой информации  и  тем  более  с  моральным  ущербом, считаются  ими  обоснованными  только  потому, что тот, кого они представляют в суде, испытывает  чувство  обиды.  Помните  фильм  «Мимино»? Там герой Фрунзика Мкртчана обосновал причину  хулиганских  действий  своего  товарища  так: «очень сильную неприязнь испытывал…» ☺.  Или  как  в,  не  лишённом  смысла,  анекдоте: «Судья говорит:
– Согласно Вашему иску, ответчик сказал, что Вы дурак. Это чистая правда?
– Чистая правда.                                 
– Тогда на что Вы жалуетесь?»

          Обоснование своей позиции, тем более в подобных делах, сродни расчётам в высшей математике: каждое слово и его размещение имеет значение,  которые  в  свою  очередь  нужно  разобрать по косточкам раздельно и в соотношении ко всему тексту.…   
          Далее выделяем и разделяем основное и частное, по каждому из исковых требований, и строим общую логическую цепь. Если потеряли нить понимания, о чём пишу, попробую  пояснить  общее  построение  на  схематическом   примере   типичного   процессуального документа:

Шапка документа: суд такой-то, адрес его полный,

там же – если жалоба подаётся  через суд предыдущей инстанции – то написать через какой суд)

истец: Ф.И.О.,
адрес его полные реквизиты,

ответчик: Ф.И.О.,
адрес его полные реквизиты,

если есть – третье лицо: Ф.И.О.,
адрес его полные реквизиты,

и здесь же в шапке: сумма иска, если дело уже слушается – то его номер и фамилия инициалы судьи  (это можно писать и под реквизитами суда,

Теперь, название документа и о чём он.

Вступительная часть: кто к кому и по какому поводу  обратился,  что  происходит  на  данный  момент, в связи с чем подаётся этот документ.

Основная  часть:  описание  факта  или  утверждения Ваши либо оппонента, нормативный базис, аргументация,  краткий  вывод.  И  так  по  каждому отдельно выделенному Вами моменту.

Общие выводы, и просительная часть, то есть то, что именно просим у суда.

Дата,       подпись,          фамилия и инициалы.

Дополнения:
перечень документов, которые прилагаются.

          Пример далеко не исключительный, есть своя богатая вариантивность.  Но  в  любом  случае  стараемся излагать  внятно,  структурировать  чётко.  Не  грешите разными шрифтами, размерами, форматированием   и   прочими   изысками   –   всё   должно читаться и восприниматься, и не только Вами, а и совершенно  посторонними  людьми  (рекомендую на них и проверять, ибо «глаз замыливается» ☺),Ваша задача – правильно сформулировать и донести мысль. И  наконец,  формируем  иск  (жалобу),  или возражения на него (что в принципе то же, но с обратным  смыслом),  с  прилагаемыми  документами (как правило, всё в копиях кроме подтверждений об уплате судебного сбора или госпошлины, а так  же  расходов  на  инфомационно-техническое обеспечение  (если  необходимо)  –  на  адрес  суда, оригиналы всех документов нужно иметь с собой что бы судья имел возможность сверить с Вашими копиями) и копиями всего пакета документов по количеству сторон процесса.

          В хозяйственном процессе Вы отсылаете сторонам  копии  всего  пакета  документов  (с  почтовым  уведомлением,  которое  лучше  предъявить  в суде), а квитанции клеите в пакет для суда. В гражданском и административном процессе всё  подаётся  вместе  с  иском  (возражениями).  И каждый пакет должен быть скреплён или прошит; документы сложены в последовательности описи, которую Вы делаете в конце иска (возражений), и пронумерованы (лучше карандашом).

          Запутались с иском? Бывает. Пропишите для себя  алгоритм  действий,  что  бы  не  сбиться,  например:
√      Формируем  доказательную  базу  (вычитываем, изучаем все имеющиеся доказательства).
√      Определяемся: что хотим, от кого, к кому обращаемся (всё в отдельности).
√      Формируем что хотим.
√      Обосновываем почему мы можем это получить.
√      Составляем иск (по схеме, предложенной выше).
√      Достаём  (можно  в  интернете)  реквизиты для оплаты судебных издержек (на момент выхода этой  книги  уже  будет  действовать  Закон  «О  судебном сборе» – там тарифы, которые Вам нужны) и оплачиваем соответственно.
√      Формируем пакеты документов для суда и каждой из Сторон, всё в копиях, они одинаковы, за  исключением  того,  что  для  суда  подписанное Истцом  заявление  (или  Ответчиком  возражения) и доказательства оплаты подаются в оригиналах.
√      Складываем  материалы  в  логической  последовательности,  прошиваем  (скрепляем),  нумеруем карандашиком, на последней странице пакета, предназначенного для суда, пишем: «прошито (кількість цифрами, та у дужках прописати словами) аркушів», и тут же фамилия с инициалами и подпись Истца (Ответчика).
√      Если  подавать  через  канцелярию  суда  – то  на  отдельной  копии  иска  (возражений),  которая остаётся как Ваш экземпляр, получить отметку суда.
√      Если подавать почтой – то запаковывать в конверт,  на  котором  адрес  отправителя  (от  кого, название  улицы,  номер  дома  и  квартиры,  населённый пункт, район, область, индекс) в верхнем левом  углу,  а  адрес  получателя  (кому,  название улицы,   номер   дома   и   квартиры,   населённый пункт, район, область, индекс) в правом нижнем углу.  Кроме  того,  отправлять  конверт  следует  с уведомлением  (это  такая  почтовая  карточка,  где Вы отдельно заполняете адреса отправителя и получателя, и которая крепится к Вашему конверту).
           Уведомление, в свою очередь, вернётся к отправителю с отметкой о вручении получателю (там будет и дата получения, и подпись получившего).
Отдельно,  при  необходимости,  по  ходу  процесса,   но   в   заготовках,   создаём   ходатайства (просьбы  о  совершении  технических  действий  – ознакомлении  с  материалами  дела,  приобщении доказательств)  и  заявления  (просьбы  о  совершении  процессуальных  действий  –  вызове  свидетелей, проведении экспертизы, изменении исковых требований).  Прикладываем  копии  Ваших  доверенностей,  в  случае  если  подписываете  Вы,  а  не тот которого Вы представляете.

          Всё  вышеописанное  есть  результат,  который взрастает вместе и подчиняется общей стратегии. Которая, в свою очередь, начинает вырабатываться  одновременно  с  первыми  мыслями  о  возможности  судебного  разбирательства.  Именно  исходя из  неё  и  составляем    план  действий,  который  в свою очередь строится по принципу «дерева». Например:
1.  вариант  действия,  предполагаемые  развития ситуации – и по каждому: развитие  такое-то,  действия  такие,  ожидаемый результат, использование результата:
1.1. вариант использования такой-то, ожидаемые  последствия,  возможность  локализации  или использования...

          Не  забывайте  время  от  времени  (и  по  мере составления  плана  и  выработки  стратегии,  и  по мере  развития  событий  и  самого  судебного  процесса), а лучше сразу после каждого шага, делать короткие анализы того, что происходит:
1.  оценить  влияние  данного  факта  на  ситуацию, к которой он относится,
2.  что меняется в общей ситуации,
3.  какие действия необходимо предпринять и что в результате должно произойти,
4.  какой  результат  нужен,  и  какие  дополнительные действия для этого нужны,
5.  есть ли необходимость коррекции плана,
6.  соответствует  ли  всё  это  общей  стратегии, и что нужно учесть на будущее
7.  что-то меняется? Начинаем с п. 1.

          А потом не забудьте закрепить анализ сначала письменно, затем действием.
 


          СТРАТЕГИЯ


«Совесть возрастает обратно пропорционально объему власти».
Из законов Мерфи

«Если хотите рассмешить бога – расскажите ему о своих планах».
Из афоризмов Мерфи

          Когда  один  из  довольно  известных  в  современной  истории  руководителей  Государственного департамента  США  Гарри (Генри) Киссинджер  уходил  в отставку,   он   организовал   бессрочную   прессконференцию,  на  которой  наконец  журналисты могли  задавать  любые  вопросы  без  ограничения по  времени  и  цензуре.  И  вот,  один  из  бывалых писảк спросил у Киссинджера:
–  Вы  очень  часто  упоминаете  выражение «челночная  дипломатия»,  что  это  такое?  Только объясните так, что-бы было понятно всем.
Киссинджер ответил:
–  О!  Это  универсальный  метод!  Поясню  на примере:
У  Вас  стоит  задача,  или  Вы  хотите  методом челночной  дипломатии  выдать  дочь  Рокфеллера замуж за простого парня из русской деревни.
– Каким образом?
–  Очень  просто.  Я  еду  в  русскую  деревню, нахожу там простого парня и спрашиваю:
– Хочешь жениться на американке?
Он мне:
– Зачем?! У нас и своих девчонок полно.
Я ему:
– Да. Но она – дочка миллиардера!
Он:
– О! Это меняет дело…
Тогда я еду в Швейцарию, на заседание правления банка и спрашиваю:
–  Вы  хотите  иметь  президентом  сибирского мужика?
– Фу, – говорят мне в банке.
– А если он, при этом, будет зятем Рокфеллера?
– О! Это конечно меняет дело!
И  таки–да,  я  еду  домой  к  Рокфеллеру  и спрашиваю:
– Хотите иметь зятем русского мужика?
Он мне:
– Что вы такое говорите, у нас в семье все –финансисты!
Я ему:
–  А  он,  как  раз,  –  президент  правления швейцарского банка!
Он:
–  О!  Это  меняет  дело!  Сюзи!  Пойди  сюда. Мистер Киссинджер нашел тебе жениха. Это президент швейцарского банка!
Сюзи:
–  Фи…  Все  эти  финансисты  –  дохляки  или нетрадиционной сексуальной ориентации!
А я ей:
– Да! Но этот – здоровенный сибирский мужик!
Она:
– О–о–о! Это меняет дело!

          Шутки шутками, но в том и смысл стратегии, что-бы  совместить  достоинства,  и  обойти  недостатки. Мы изначально и в самом процессе должны  объективно  понимать,  что  происходит,  и  уже на основании этого – чего именно нужно добиться.  Об  этом  уже  писалось  выше,  теперь  пришло время поговорить в подробностях.
          Определив  цели  (что  должно  получиться  в итоге) и задачи (ряд действий, которые должны к  этому  привести),  получаем  их  последовательность  в  виде  плана.  Всё  это  объединяет  общая стратегия.
Стратегия  –  это  такая  интегрированная  модель  действий,  предназначенных  для  достижения целей. Содержанием стратегии служит набор правил  принятия  решений,  способов  выполнения задач,  используемый  для  определения  основных направлений  деятельности. В нашем случае, речь идёт  о  деятельности,  осуществляемой  представителем или стороной в судебном процессе.
          Сложно?  Тогда  пример,  и  что-бы  не  мешать Вам  делать  собственные  выводы,  от  обратного:
некий Отец, имея ребёнка шести лет, разведясь с его Матерью пять лет назад и имея задолженность по алиментам за всё это время, забрал ребёнка у Матери и подал в суд иск о лишении её родительских прав. Не вдаваясь в подробности и перипетии данного  дела, тем более в этичность поведения  сторон,  отмечу,  что  главной  целью  данного шага Отца было как раз избежание выплаты алиментов   путём   лишения   Матери   родительских прав. В чём главная ошибка такой стратегии? Да в том,  что  даже  если  Отцу  каким  либо  способом удастся  лишить  Мать  родительских  прав,  то  его задолженность по алиментам всё равно останется по состоянию на момент вынесения такого решения  –  и  таким  образом  Отец  не  добьётся  своей цели.
          Глупая ситуация, думаете? В практике попадаются и более интересные.
          Для того чтобы разработать стратегию, нужно хорошо изучить предмет. Так, Вы можете быть неплохим процессуальщиком, с лёгкостью достичь решения в пользу Вашего клиента. Честь и хвала Вам  от  ограниченного  контингента  заинтересованных  лиц.  Однако,  при  этом,  Вы  можете  попасть в патовую ситуацию с реализацией решения в исполнительной службе – и только потому что были  изменены  правила  исполнения  судебных решений.
          Сложнее  разрабатывать  стратегию  когда  ситуация уже сложилась, обросла сопутствующими проблемами,  да  ещё  и  клиент  навязывает  свою точку зрения и поведение. В таком случае приходится  Вам  выполнять  чью-то  волю,  но  отвечать за результат самому. Но с этим можно и нужно бороться,  главное  иметь  свою  голову  на  плечах (но  это  не  означает  необоснованное  упрямство) и  устойчивое  чувство  здравого  смысла  (вот  с этим сложнее, это чувство контроля должно быть всегда). 
          Конечно, можно предложить клиенту: хочешь оставить за собой последнее слово – напиши завещание. Но никогда и ни при каких обстоятельствах  нельзя  клиенту  грубить,  хамить  и  вообще, вести себя с ним вызывающе (да и ни с кем так нельзя себя вести), даже если он того заслуживает.  Проще отказаться, но либо в самом начале, либо причина  должна  быть  очень  веской  и  убедительной.
          Обратная сторона – не нужно с клиентом заискивать,  лебезить,  или  же  сближаться  с  ним нравственно, духовно, физически. Это равносильно  потере  контроля  –  а  значит  стратегической слепоте. Абстрагируйтесь от клиента, смотрите на происходящее как бы со стороны, холодно анализируя каждый шаг, момент, штрих.
          И  только  тогда  появляется  смысл  именно  в Вашей  работе,  как  представителя  интересов  со своей головой, а не простого статиста. Более того – берите инициативу в свои руки, ведь «если бардак неизбежен, и нужно его возглавить» ☺.

          А для управления процессом вне суда можете использовать  и  «челночную  дипломатию»  Гарри Киссинджера.


          ТАКТИКА


«Иногда для того, чтобы рассмешить, достаточно сказать правду».
Из афоризмов Мерфи

          Оценивайте свою позицию реально, не врите себе,  и  заставляйте  того,  кого  Вы  представляете тоже не врать Вам. Хотя, так почти не бывает –либо врут, либо недоговаривают, и при этом манипулируют Вами. Не поддавайтесь, абстрагируйтесь и смотрите на всё как бы со стороны. Тогда есть шанс, что сможете сохранить объективность, как восприятия, так и принятия решений. Правила общие, но их подача (возможно, интерпретация)  –  это  Ваше  искусство. 
О  технике чуть  ниже,  здесь  речь  о  тактике. 
          Изматывать  ли противника (но заодно и суд) долгими мозговыми штурмами в заседании или убить наповал эпистолярными изысками – тактика должна быть оправдана не только перед собой и/или тем кого представляете, но и понятна суду – восприятие которого, к сожалению, притупляется его перегрузкой.
Тактика – (греч. taktikd – искусство построения войск) – кратковременное поведение, линия действий,  рассчитанная  на  относительно  кратковременный  период,  исходя  из  текущей  ситуации.
          Подчиняется  общей  стратегии,  соответствует  общему плану, может меняться на ходу (в зависимости  от  планового  или  внепланового  полученного или  не  полученного  результата),  а  может  и  при необходимости   зависеть   от   временных   рамок, какого-либо события или действия.
Помните: в первую очередь Вы представляетеинтересы  и  действуете  в  этих  самых  интересах, следующее  на  очереди  –  этичность  поведения.
          Это  более  объёмное  понятие,  нежели  кажется  на первый взгляд. Но если сжато – то не делайте зря того, что кому-то неприятно. Каждое Ваше действие  должно  быть  обдумано,  оправдано  смыслом (не оправдания имеются в виду) и результативно. Однако,  тот,  кто  хочет  что-то  сделать  –ищет возможности, тот же, кто не хочет – ищет причины.   

          Представьте   себе,   что   перефразируя Шекспира в части того, что суд это тоже по своему театр со своими, даже не всегда устоявшимися  ролями,  сменяемой  труппой,  отчасти  непредсказуемым репертуаром, зачастую неорганизованной  массовкой.…  И  лишь  невидимая  вначале грань  Вашей  подготовленности  зачастую  дарует возможность попробовать себя не только актёром второго  плана,  но  и  где-то  режиссировать.  Это тактика.
          Например: стервозная, на грани маразма, бабулька подала к Вашему клиенту целую петицию.
Эту самую петицию-прокламацию, как иск, принял в производство суд где-то в глубокой периферии (пусть не обижается на меня такой суд в полном составе – констатирую, что и там попадаются очень продвинутые деятели). Смысл исковых требований  не  имеет  особого  значения,  так  как  пожилой истице по сути главное не то, что она требует,  а  такое  своеобразное  самоудовлетворение (причиной которого является обычное одиночество  и  невостребованность).  Оценив  ситуацию,  мы понимаем, что исковые требования по своей сути необоснованны. А если и могут таковыми быть – то истица, видимо, не понимает, как это сделать (истребовать  через  суд  доказательства,  привлечь необходимое  третье  лицо)  Вместо  этого  истица несёт в суд целый ворох практически не имеющих отношения  к  делу  и  сомнительных  бумаг,  тащит каждый раз кучу свидетелей (ещё менее осознающих действительность происходящего), устраивает целые  концерты  (как  правило,  состоящие  преимущественно из её же монологов) и так далее.
          Что  будем  делать?  Рубить  сразу,  показывая несостоятельность  её  позиции?  Гордо  вытерев ноги  о  недостаточный  уровень  понимания? Зря Вы  так.  Или  вдумываться  и  анализировать  каждый  взмах  мятой  затёртой  копии  бумажки  с  неразборчивым  почерком  и  невыразимой  печатью? Смысл?
          На мой взгляд – ни то, ни другое. Нет, терять лицо и самообладание нельзя – но разящая гордость  это  слепота.  Терять  контроль  над  общей массой  «доказательств»  тоже  недопустимо.  И  соблюдение  всех  правил  холодной,  как  айсберг, вежливости,  и  образцовой  уравновешенности  – обязательно.
Здесь тактически верным было бы изначально выделить      смысловую      линию,      причинно-следственную  связь  (это  ещё  стратегия  и  план).
          Затем,  акцентируя,  по  ходу  рассмотрения  дела, внимание  на  ключевых  доказательствах,  напоминать  Сторонам  что  именно  мы  слушаем  (здесь основной  ориентир  –  исковые  требования  истицы), и что именно может иметь к этому отношение. На фоне такой спокойной утвердительности мы  встречными  (но  простыми  для  понимания) вопросами  заставляем  истицу  подтверждать,  что данное «доказательство» не только не имеет прямого отношения к предмету иска, но и не является надлежащим и допустимым.
          Надлежащее  доказательство:  належними  є  докази, які містять інформацію щодо предмета доказування.
          Допустимое доказательство: суд не бере до уваги  докази,  які  одержані  з  порушенням  порядку, встановленого законом.
          А как быть с логикой обоснования этих самых доказательств? Здесь два варианта: либо мы строим  причинно-следственную  связь  от  предмета доказывания  к  предмету  доказательства,  либо  от самого  доказательства  к  тому  результату  который нам нужен.
          Сложно?  Ладно,  попробуем  на  простых  примерах. 

Вариант  первый:

Утром  отец  говорит  сыновьям:
– Какой-то козел украл у нас ночью корову.
Младший говорит: «Раз козел, значит маленького  роста». 
Средний  –  раз  маленького  роста, значит  из  Малиновки. 
Старший  –  раз  из  Малиновки, значит Васька-Косой.
Пошли в Малиновку, надавали Косому по заду – не отдает корову. Не крал, – говорит.
Повели братья Ваську-Косого к мировому судье – так, мол, и так, украл корову, а не отдает.
По заду надавали – не отдает, даже по морде дали – всё одно не отдает.
Судья их спрашивает:
–  А  почему  вы  решили,  что  это  Васька-Косой?
–  Как  почему?  –  отвечают  братья,  –  украли корову, значит, козел украл. Раз козел, то маленького  роста,  если  маленького  роста,  то  из  Малиновки,  там  все  короткие,  раз  из  Малиновки,  то, ясное дело, что Васька-Косой.
– Интересная логика, – говорит судья, – ну, да ладно. Что у меня вот в этой коробке?
– Квадратная коробка, – сказал отец.
– Значит, в ней круглое, – сказал младший.
– Круглое, значит оранжевое, – сказал средний.
– Оранжевое – ясен корень, что апельсин, – сказал старший.
Судья  достал  из  коробки  апельсин  и  сказал, задумчиво глядя на Ваську:
– Косой, всё же верни братьям корову! ☺

Вариант второй:

В одной деревне бабка гнала самогон.  Но  вот  в  один  из  дней  приходит  телеграмма от дочки:
«Срочно приезжай!». Делать нечего  собралась,  но  чтобы  аппарат  не  простаивал попросила  соседа  присмотреть.  Тот,  естественно, согласился.
Процесс,  как  говориться,  пошел.  И  тут  вода  закончилась.  Сосед  хватает  два  ведра  и  бегом  к колодцу.
          А тут как раз идут по деревне милиционеры.
Увидали дым валит и решили проверить, что там такое.  Заходят  и  видят  самогонный  аппарат.  Обрадовались,  «щас»  –  думают  –  «и  хозяина  с  поличным прихватим».
Прибегает, значит, мужик с водой, а они его тут  же  «Здравствуйте,  гражданин,  советуем  Вам все чистосердечно на бумаге изложить».
«Хорошо», – говорит мужик и тут же накатал объяснительную.  Прочитал  ее  один  из  милиционеров и говорит второму – «идем отсюда».
«Это еще почему?» – спрашивает.
«На, прочитай, что он тут накатал»:
          А  там  написано:  «Соседка  моя  уехала  и  попросила  за  хатой  присмотреть.  Гляжу  а  у  нее  из хаты дым валит. Я значит схватил два ведра воды и бегом пожар тушить. Забегаю, а там два мента самогон гонят!» ☺.

          Профессионал от дилетанта отличается в том числе и тем, что в общей массе материала он отделяет  суть  от  отвлекающей  шелухи.  Он  её  не просто выделяет, он её придерживается, как бы не хотели Стороны увести смысл рассмотрения дела в ненужную сторону.
          Да,  в  общей  массе,  с  первого  взгляда  незначимых  фактов  могут  быть  ключевые,  принципиально  меняющие  позицию  доказательства.  И  не стоит терять бдительность. Но, оценив качественность  доказательства,  отложите  его  в  памяти  и определите  ему  место  в  Вашей  стратегии,  плане, тактике. Лишним – не перегружайтесь сами, и не перегружайте суд (у любого судьи есть свой предел  терпения). 
          Но  то,  что  Вы  будете  доказывать должно  быть,  во-первых,  подтверждено  и,  во-торых, по сути (то есть иметь прямое отношение к предмету иска, к тому, что рассматривается). И, соответственно, надлежащим и допустимым.  Далее. Ваша тактика не может быть основана на вранье – это не только не этично, но и может нанести вред Вашей репутации. Я не могу призывать к честности до корней волос, тем более, что греха  таить,  в  судах  врут.  Много  врут.  Особенно родственники,  и  особенно  в делах,  где  вранье сложно опровергнуть. Судьи это знают. Тяжущиеся  стороны  не несут  никакой  ответственности за вранье,  за это  отвечают  (в  уголовном  порядке) только  лица,  приглашенные  в качестве  свидетелей,  о чем  у них  до начала  допроса  берется  подписка-предупреждение.  Но и отношение  к пояснениям сторон и к показаниям свидетелей, в силу изложенных  причин,  принципиально  разное.  И потому: не можете говорить правду – не говорите, но не врите.
          В принципе, будете ли Вы сами врать или нет –  дело  ваше,  могу  сказать  только  одно:  если вы соврете один раз, и эта ложь вылезет в процессе, то и все, что вы скажете потом, будет восприниматься  с позиции  «три  пишем,  два  в уме», то есть  перестанут  верить  совсем,  даже  когда не врете. Вам это нужно?  Поэтому, если не лгать не получается никак, не врите там, где ложь очевидна.  Лучше  не  договаривайте.  Не лгите  также и по мелочам,  которые  не окажут  принципиального  влияния  на результат  процесса.  Ведите  себя достойно.
          Успех во многом зависит от вашего поведения в суде. Поэтому существует ряд негласных правил, которые помогут вам выглядеть достойно. В основе лежит правило, знакомое нам с детства: «относись  к  окружающим  так,  как  хочешь,  чтобы  они относились к тебе»:
√      Не грубите – Вам же это не приятно? И не  имеет  значения  разница  в  возрасте,  образовании, статусе.
√      Не перебивайте – иначе  уровень шума и степень  непонимания  возрастут  до  уровня  конфликта.
√      Говорите  только  по  существу  –  и  тогда Вы  не  будете  терять  ни  лишнего  времени,  нивнимания к себе.
√      Чётко и понятно формулируйте вопрос –и  сразу  записывайте  ответ,  не  полагаясь  на  память,  чтобы  не  было  нужды  переспрашивать  и отвлекаться.
√      Не  врывайтесь  и  не  заглядывайте  в  канцелярию  или  кабинет  судьи  ради  любопытства, «просто посмотреть» или «мне только спросить» – там  может  быть  заседание,  уважайте  суд  и  возможно  он  будет  относиться  с  уважением  к  Вам, а  если  судья  «в  совещательной  комнате»  –  то «ломиться» в дверь судьи просто запрещено. 
√      Не перебивайте  других  участников  процесса в то время,  когда  они  говорят.  Отмечаю  особо, потому  что  такое  происходит  сплошь  и рядом.
Если  слышите  очевидное  вранье  –  не перебивайте,  не бухтите  подобно  базарным  бабушкам, не возмущайтесь,  не топайте  ногами,  не корчите рожи. Некрасиво и бесполезно. У Вас будет время опровергнуть   эту   ложь:   вопросами,   которые Вы зададите,  доказательствами,  которые  предъявите.
√      Вообще,  не создавайте  шум.  Не шуршите бумагами, отключите мобильный телефон (вообще в  судебном  заседании  его  звук  должен  быть  отключен – и это не только часть этики, но и обязательное  требование),  не разговаривайте  со своим клиентом, когда говорит другой участник процесса.  Если  надо  что-то  спросить  или  сообщить клиенту,  лично  я использую  записки  (это  о  снаряжении, об этом ниже). Удобно и тихо.
√      Ведите себя достойно во всех помещениях суда,   а   не только   в зале   судебного   заседания.
К сожалению,  часто  приходится  наблюдать  демонстративное  поведение  «противных»  сторон, по отношению  друг  к другу. 
          Например,  в разговорах со свидетелями: «Да, он такой козел, хватило  наглости  еще  в суд  прийти,  бла-бла-бла…». Некрасиво, мелочно и смешно.
          И ещё, запомните: любой эмоциональный заряд представителя в суде – это не только непрофессионализм,  но  и  тактико-техническая  слепота  с  потерей  обдуманной  объективности  и  адекватности восприятия  окружающей  действительности  Представители, особенно без опыта, очень часто берут на  себя  убеждённость  и  настроение  клиента  (доверителя),  проецируя  его  уже  лично  от  себя,  на иную сторону. И что ещё хуже – на представителя оппонента  (оппонентов).
√       Уважайте  стороны,  какими бы они не были, уважайте представителей – они такие же, как Вы, и не известно, в каких условиях  Вы  столкнётесь  с  ними  завтра.  Уважайте себя и не унижайтесь скандалом или пренебрежением к нынешнему противнику – ибо настоящий профессионал  цинично  спокоен  и  позволяет  играть эмоции либо чувства (это разные вещи, как обёртка и начинка) только как часть общего стратегического или текущего тактического замысла в судебном   заседании.
  Вспомните:   Граф   Монте Кристо  действовал  без  видимого  напора  и  был победителем.
          Может,  это  не  удачный  пример?  Тогда  кое-что  из  практики:  бывшие  супруги  имеют  двоих несовершеннолетних детей, Он за время совместной жизни приобретал в кредит квартиру, в которой живёт  Она и дети. Еще в кредит  приобретались машины себе и ей, брал деньги в долг, чтобы сделать в этой квартире ремонт. Теперь Он живёт на  съёмной  квартире,  выплачивает  все  долги,  но пользуется  одной  машиной.  Она  же  требует  алиментов детям и раздела их имущества, не принимая в  расчёт его обязательств.
          История довольно типичная,  но  при  этом  Она  попутно  создаёт  ему дополнительные  трудности  как морально- психологические  (настраивая  детей  против  кормильца),  так  и  финансовые  (создавая  ситуации, требующие расходов и вымогая у него средств на их решение). Умножаем это всё на почти патологическое враньё с её стороны, и недоговаривание с его.

          На момент написания книги эта история ещё не  закончена,  и  потому  я  не  вправе  разглашать детали, но слепая жадность ведёт Её к потере не только доверия всех и вся, но и источника существования.
          Если ваша «противная» сторона не читала то, что  здесь  написано,  и эмоции  не сдерживает  – не уподобляйтесь.  Ведь  вы пришли  в суд  решать конкретную проблему, правда? Для этого необходима  позиция  сотрудничества  с судом  и, желательно,   с «противной»   стороной,   как бы   она ни была вам противна на самом деле. Ведите себя спокойно  и уверенно.  В конце –  концов,  почти на все судебные решения судов первой инстанции можно   подать   жалобу,   Ваш   процесс   –   это не конец   света.   Кстати,   Вам   может   что-то не понравиться  и в поведении  судьи,  поскольку все  мы –  «человеки»  и судебный  процесс  –  это, прежде  всего,  общение.  Рекомендации  те же  самые: спокойно пережить, а если не устроит решение – обжаловать.
          Поведение  судьи  (точнее,  его  эмоции,  которые, как вам кажется, иногда демонстрируют категорический   настрой   против   вас)   –   отнюдь не показатель того, каким будет решение. Эмоции это  одно,  а  решение  надо  выносить  по закону, от которого  никуда  не денешься.  Да,  в известной степени   есть   свобода   судейского   усмотрения, и любое решение – отчасти субъективно. Потому что  его  выносит  субъект  –  Человек.  Но в любом случае, приоритет всегда за доказательствами, которые   эмоциями   не заменишь,   поэтому,   если и возникают  у судьи  какие-то  личные  эмоции по отношению к Вам, однозначно нельзя сказать, пользу это Вам принесет или вред.


          ТЕХНИКА  


«Цель определяет калибр»
Из афоризмов Мерфи

          Начнём  с  явки  в  это,  местами  удивительное, учреждение,  именуемое  Суд.  Спокойно  выполняйте правила, установленные в суде для посетителей.  Сейчас  в интернете  у каждого  суда  есть собственный  сайт.  Зная  наименование  суда  и его адрес,  вы без  труда  выйдете  на этот  бесценный источник знаний через любую поисковую систему  (официальная    есть    в    интернете    на    сайте http://www.court.gov.ua/).
          Посетите сайт суда: правила  поведения  в здании,  порядок  ознакомления с делами,  расположение  кабинетов –  иногда  всё это можно узнать, буквально не выходя из дома.
Форма одежды. Пока что не встречал юриста, который проиграл бы процесс только потому, что был  принципиально  неподобающе  одет.  Вам же не придет в голову прийти в тапочках и махровом халате  или  комбинезоне,  в котором  вы привыкли дома делать ремонт? Однако, есть общие правила этикета, или протокола если хотите, и потому если позволять себе яркое самовыражение – то это может  быть  воспринято  как  вызов  в  суде  (и  неважно кому – судье или противной стороне).
          Поэтому,  во-первых,  не  усугубляйте  и  без  того  напряжённые  чувства  сторон,   а  во-вторых,    проявляйте уважение к суду и окружающим (даже если они  не  отвечают  Вам  взаимностью).  Оденьтесь так,  как  принято  одеваться  для  выхода  в любое другое  общественное  место.  И не надейтесь,  что решение будет вынесено в вашу пользу благодаря вашим  красивым  глазам  или  стройным  ножкам (к барышням  относится!).  Если  у вас  в голове, пардон, опилки и доказательств по делу никаких, то внешность уже не спасет.
          Снаряжение.  Берите  с собой  все  документы, которые относятся к делу, и разложите так, чтобы  Вы в них хорошо ориентировались (чтобы в случае  необходимости  не  копаться  на  заседании  – пауза будет неловкой и не совсем в вашу пользу).
          На всякий случай сделайте хотя бы по одной копии  каждого.  Подлинники  вообще  нежелательно отдавать  в суд  ни при  каких  обстоятельствах.  Разумеется, это правило не без исключений.
Например, дело о расторжении брака даже не будет возбуждено судом при отсутствии подлинного свидетельства  о регистрации  брака,  но такие  детали надо  уточнять  у  конкретного  судьи.  Всё  должно быть аккуратно уложено, при необходимости быстро  извлекаемо.  Ручка  (лучше  не  одна),  чистые листы  бумаги  (на  всякий  случай  –  для  пометок, заявлений или ходатайств, которые могут возникнуть  в  ходе  рассмотрения  дела).  Паспорт,  доверенность, её копии.
          Можно  взять  с собой  диктофон,  аудиозапись заседания  (за исключением  закрытых  судебных заседаний)   можно   производить,   даже   не предупреждая  судью  –  но  лучше  или  делать  это  не вызывающе  (иногда  бывает  что  говорится  одно, принимается другое; или просто что-то непонятно либо  упускается  в  заседании),  или  предупредить судью (хотя, по практике, судьи это не очень любят). Технически предусмотрена запись заседания судом, но получить копию записи удаётся не всегда.
          Очереди. Это досталось нам не только исторически. Очереди именно в судах – явление своеобразное. Потому рекомендую при технических посещениях (получении информации о деле, копии решения  или  исполнительного  листа)  приходить заблаговременно,  знать  чётко  что  Вам  нужно  и выяснять  сразу  куда  именно  Вам  надо  (система делопроизводства в судах регламентирована, но в каждом  из  них  есть  свои  нюансы).  Может  быть самоорганизованная запись (как правило, когда в очереди много пенсионеров – у них особое отношение  к  порядку),  могут судьи  назначать  заседания на одно и то же время (но здесь уже очередь регулируется  секретарями  или  помощниками  судей).  К  сожалению,  рабочее  время  представителя очень часто и во многом состоит из передвижений и ожиданий.
          Теперь о внутрипроцессуальном порядке. Соответствующий  процессуальный  кодекс  содержит и  описывает  все  действия,  которые  могут  быть  в заседании (и вне его) и основные правила, которые следует чтить (в смысле читать и соблюдать).
Знание и умение применять эти правила определяет не только Ваш профессионализм, но и Ваши реальные шансы на победу.
          Как  правило,  схематически  весь  судебный процесс происходит в следующем порядке:
√      принятие  иска  в  производство  и  вынесение определения об открытии производства (если нет  –  то  сначала  даётся  срок  на  устранение  недостатков  (неправильно  оплачены  судебные  издержки,  отсутствует  надлежащее  подтверждение представительства,  и  пр.),  а  потом,  если  они  не устранены, то иск возвращается заявителю);
√      начало процесса – предварительное заседание (если назначено – такое может быть в гражданском  или  административном  производстве) или сразу заседание по сути. Но в это время, домомента  рассмотрения  по  сути,  можно  истребовать  доказательства,  которые  Вы  не  можете  добыть самостоятельно (и только через запрос суда).
          Так же Вы можете подать встречное исковое заявление (однако в том случае, когда оба иска взаимосвязаны и общее их рассмотрение является целесообразным, в частности, когда они возникают из  одних  правоотношений,  или  когда  исковые требования могут взаимозасчитываться, или когда удовлетворение встречного иска может исключить полностью  или  частично  удовлетворение  первичного иска). Тогда же могут приниматься решения об  обеспечении  иска,  о  проведении  экспертизы, словом,  можно  совершить  массу  процессуальных приготовлений;
√      далее,  собственно,  сам  процесс,  состоящий из: заявления и рассмотрения очередных ходатайств,   выяснения   возможности   заключения мирового соглашения, пояснений сторон и третьих  лиц,  исследований  доказательств,  опроса  свидетелей, изучения материалов дела и экспертизы, обмена  вопросами  и  судебных  дебатов.  Последовательность может быть изменена или упрощена;
√      затем суд выходит в совещательную комнату (или Вы выходите из помещения, где слушалось  дело),  а  затем  Вас  приглашают  и  оглашают решение,  как  правило,  его  короткую  резолютивную часть. То есть то, что решено (если что непонятно в том, что оглашено – можете сразу и переспросить, Вам пояснят);
√      после того как решение обретёт законную силу (на это отпущено время без учёта почтового пробега,  а  если  решение  будет  обжаловаться  в апелляционной  инстанции.  То  после  оглашения соответствующего  вердикта  там)  получение  исполнительного  листа  или  приказа  (если  была апелляция,  то  после  возврата  материалов  в  суд первой  инстанции),  для  принудительного  исполнения  решения  суда  Государственной  исполнительной службой;
√      исполнение  решения  –  если  добровольное то стоит только порадоваться сознательности сторон,  но,  как  правило,  сторонам  приходится иметь  дело  с  исполнительной  службой,  деятельность  которой  регулируется  своими  специальными законами (о ней кратко и ниже).   
          Обратите  внимание  своё  и  того,  кого  Вы представляете:  к  судье  обращаемся  «Ваша  честь», если разговариваем с судьёй – встаём. Это ритуально-протокольная обязательность, говорящая не только о Вашей вежливости, но и об уважении к самому процессу и месту. Иначе, как относиться к результату? Таковы правила игры.

          Перед  каждым  судебным  заседанием  постарайтесь для себя и представляемой Вами Стороны разложить,  кто  в каком  порядке  говорит,  когда нужно  передать  доказательства,  когда  можно  задать вопросы, и т.п. Предполагайте, что всё произойдёт по максимуму, и если состоится перенос судебного  заседания  по  какой-либо  причине,  не расстраивайтесь, главное, чтобы Вы к нему были готовы.
          Вообще, будьте «в материале» всегда – в любом заседании может начаться слушание по сути, в самый неожиданный момент может быть подано возражение или ходатайство, на подготовку к чему у Вас просто не будет времени. Будьте готовы ориентироваться  «на  ходу»,  и  здесь  без  хорошего знания   и   понимания   материала   Вы   рискуете «сдать позиции». 
          При этом внимательно слушайте то, что говорит судья, и не мешайте ему вести процесс. Многие  нюансы  судебного  разбирательства  не урегулированы  ни в одном  процессуальном  кодексе.Если  вы их в  данном  случае  не знаете  –  ничего не остается,  как  довериться  судье  и своей  интуиции. В любом случае, даже если вы скажете что-то невпопад,   судья   вас   поправит.   Извинитесь, и примите  к сведению.  Самая  распространенная ошибка  в поведении  сторон:  не слушая  судью, быть «на своей волне».

          Теперь  пройдёмся  по  отдельным  моментам техники. Об оформлении документов уже говорилось,  это  не  только  подача  информации,  но  и зрительное  представление  Вашего  уровня.  Поверьте, большинство судей, как хорошие преподавател, видят и оценивают работу представителя в судебном  процессе  уже  с  оформления  и  первых строк  Вашего  первого  поданного  документа.  Мы изначально говорим о судьях, как о людях, которые свою работу знают.
          Все Ваши действия должны быть оформлены документально,  ходатайства  и  заявления  своевременно сданы через канцелярию с получением соответствующей отметки на Вашей копии (в крайнем  случае,  поданы  вовремя  в  судебном  заседании) – перед началом судебного заседания судья, как правило, спрашивает, есть они у Сторон.
          Бдите процессуальные сроки – их во многих случаях  можно  восстановить,  если  есть  доказательство, что документ получен с опозданием (например,  почтовый  штемпель  на  конверте),  но  о восстановлении срока нужно обязательно просить в  том  документе,  который  будет  следствием. 
Например, Вам необходимо обжаловать определение о  подсудности  –  а  смогли  получить  Вы  его  на неделю  позже  срока  апелляционного  обжалования. В таком случае датой получения этого определения  будет  та,  которая  стоит  на  Вашем  ходатайстве в виде расписки о выдаче копии определения. Да, запомните: Вы можете получать только копии,  даже  с  «мокрой»  печатью.  (Оригинал  это то, что находится в материалах дела).
          Не теряйте время на старте. Постарайтесь заготовить все ходатайства и заявления заранее, насколько это соответствует Вашему плану и стратегии,  и  заявить  в  нужный  момент,  не  затягивая процесс – пользуйтесь вопросом судьи о том, есть ли  у  Вас  ходатайства.  И  не  забывайте  что  всё,  о чём Вы просите суд, должно быть мотивированно как  обоснованными  аргументами  материального права,  так  и  соответствующей  процессуальной подоплёкой. И будьте готовы к соответствующим ходатайствам  «противной»  стороны  –  выслушивайте их внимательно, записывайте детали, обдумывайте и тогда уже высказывайте своё мнение, о котором  спросит  судья  –  но  иногда  они  могут быть и на руку.
          О  мировом  соглашении  мы  уже  вспоминали, и  здесь  я  рекомендую  (хотя  зачастую  это  лишь формальное  действие  –  Стороны  в  суде  уже  потому, что не договорились) подумать об этом ещё раз перед первым заседанием и, возможно, предложить  оппонентам  сделать  то  же.  Это  лучший выход, берегущий не только нервы и время, но и позволяющий ситуации выйти из тупика – какое бы  ни  было  решение  суда,  всегда  будет  тот,  кто им  не  доволен.  И  невозможно  точно  спрогнозировать кто именно.  
          Пояснения сторон. Это не просто перечитывание  вслух  или  пересказывание  текста  иска  или возражений к нему (судья умеет читать и мог уже ознакомиться с текстом – как и «противная» сторона). Нечего сказать, не тяните время и заявите, что  все  доводы  и  аргументы  уже  обозначены  в иске  (возражениях),  и  Вы  их  полностью  поддерживаете. Но – это либо Вам действительно нечего сказать, либо это часть Вашей стратегии. С другой стороны – не надо «растекашися мыслия по древу», не нужно повторяться (за исключением краткого  описания  ключевых  моментов)  с  текстом написанного и поданного в суд. И не стоит цитировать  законодательство  –  давайте  полагать,  что судье  это  известно,  и  потому  лучше  просто  сослаться на нормативку, на которой Вы основываете свои основные доводы – экономьте общее время и способность к усвояемости.

          Здесь  немного  остановимся  и  попробуем  разобрать подачу Ваших пояснений в суде чуть более подробно. Вы можете пользоваться записями, и лучше их делать. До заседания сделайте краткий конспект основных моментов, возможно удачных тезисов, ссылок и сносок. Читать с них будет неудобно, но заглядывать в них можно (но и тогда не  теряйте  контакт  с  тем,  кому  это  вещаете).  И потому,  пусть  написанное  будет  разборчивым  и настолько  крупно  отображено,  что  читалось  бы Вами  незаметно  для  окружающих.  Подготовьте подобный конспект и для того, кого Вы представляете – только обязательно потренируйте его (её) до судебного заседания, причём критично задавая самые каверзные вопросы – и Сторона будет ориентироваться   лучше,   и   Вы   объёмнее   усвоите всплывающие мелочи (ибо как говаривал великий полководец Суворов: «Тяжело в учении – легко в бою»), и заодно поработаете над слабыми местами до  судебного  заседания,  вместо  того,  что  бы  искать ответы на самом заседании.

          В  случаях,  когда  невозможно  определить  обстоятельства  (исходные  данные,  факты,  условия, детали) по ходатайству какой-либо из сторон, судможет назначить экспертизу. Проводят её специализированные  учреждения,  имеющие  специальные  лицензии  или,  по  согласованию  сторон,  это может  быть  письменное  заключение  какого-либо стороннего специалиста. Однако, это дорогое удовольствие и длиться оно будет долго. И если Вы или  ваш  подопечный  хотите  что-либо  доказать таким способом, то сначала подумайте и взвесьте очень хорошо – стỏит ли оно того? Но, если без этого  не  обойтись,

          Вы  уверенны  в  успехе  и  есть средства  на  оплату  (эксперт  не  начнёт  работать, пока не получит полную предоплату, а расчёт выставляет именно он) и Вы согласны ждать (некоторые  экспертизы  могут  затянуть  перерыв  в  рассмотрении дела на полгода-год), то обратите внимание,  что  при  подаче  заявления  (ходатайства)  о проведении экспертизы нужно это мотивированно обосновать  и  поставить  эксперту  очень  чёткие вопросы.  От  чёткости  вопросов  будет  зависеть полученный  результат,  от  их  количества  и  сложности  –  стоимость.  Не  ленитесь  изучать  нормативную  базу,  например,   вопросы   к   эксперту можно строить исходя из типовых, как это предложено в Інструкції про призначення та проведення судових експертиз та експертних досліджень и Науково-методичним   рекомендаціям   з   питань підготовки  та  призначення  судових  експертиз  та експертних   досліджень,   затверджених   наказом Міністерства юстиції України від 8 жовтня 1998 р. 53/5 (зі змінами). В любом случае то, что Вы планируете получить, должно соответствовать стратегии и входить в Ваш план, даже если инициируете не Вы.     
          Немаловажный инструмент в технике – обмен вопросами  Сторонами  и  опрос  свидетелей  (если есть  такая  необходимость,  показания  свидетелей будут  иметь  значение  и  доказательную  силу,  и соответствующее  ходатайство  судом  удовлетворено). Сплошь и рядом: после выступления стороны судья предлагает другой стороне задать ей вопросы. Однако, вместо вопросов другая сторона, возмущенная  «наглым  враньем»,  начинает  опровергать  только  что  услышанное.  Граждане  тяжущиеся!   Если   судья   предлагает   задать   вопросы, то только  их и можно  в данный  момент  процесса задавать. Время для пояснений предоставят позднее  (об  этом  ниже).  В крайнем  случае,  можно в паузе  между  этапами  разбирательства  спросить у судьи разрешения дать пояснения, передать документ и т.п.  Здесь хочу обратить внимание на построение вопросов, ответы на которые не нужно комментировать сразу, отмечайте их, конспектируйте кратко, это материал для Ваших пояснений или дебатов (можно, конечно, и ходатайствовать о получении копии аудиозаписи заседания – но, как правило, для суда это связано с техническими сложностями,   потому   не   рассчитывайте   на   такое небесплатное  удовольствие  ☺).            Вообще,  вопросы свидетелям  (цель:  установление  фактов  или  обстоятельств) или сторонам (здесь цель кроме прочего:  выявление  целей  и  аргументации,  построение логической цепи с целью подведения к нужному результату – признанию нужных фактов или обстоятельств) должны быть заготовлены заранее, в соответствии со стратегией и планом, сообразно тактике. Это как кирпичики, из которых Вы выкладываете часть стены доказательств. Соответственно, эта стена озвученных доказательств должна быть  устойчивой  и  основательной,  по  возможности однозначной, и каждый последующий вопрос должен  постепенно  подводить  к  нужному  Вам выводу.  Для  того,  что-бы  получать  однозначные ответы, вопросы должны быть простыми и понятными (ненужно ставить вопросы в утвердительной форме),  лучше  их  разбивать  на  простые  и  небольшие группы (хотя, и растягивать не нужно –теряется  восприятие  как  опрашиваемого,  так  и судьи – а Вам нужно добиться понимания им результата опрашивания). Выясненные факты затем можно  поддать  сомнению,  противопоставляя  полученную из разных источников информацию. И здесь  не  бывает  абсолютных  доказательств  –  всё соотносимо,  в  зависимости  от  повторяемости  и совпадений.  Помните:  есть  разница  между  возможным  и  вероятным  (как  между  физической возможностью  совершением  и  просто  намерением), и полагайтесь всё же не на эмоции или чувства, а на здравый смысл.

          Теперь о самой речи – я не только о дебатах или  последнем  слове  «обсудимого»  ☺.  Помните, даже в построении оборотов можно зачастую определить не только уровень интеллекта, но и профессионала,  которому  можно  доверять  –  и  делается  это  почти  интуитивно.  Читайте  классику, лучше украинскую юридическую (лучше, если Вы это  найдёте  в  одном  пакете  ☺).  Во-первых,  Вы будете знакомиться с мнением не совсем уж глупых  людей  по  вопросам,  с  которыми  можете столкнуться в практике, а во-вторых, расширяйте словарный  запас,  а  самые  интересные  места  и обороты  рекомендую  читать  и  проговаривать  это вслух по нескольку раз. Так Вы не только развиваете  свой  речевой  аппарат,  но  и  тренируете мышление. Вы ỳчитесь не просто говорить, а излагать  свою  позицию,  ёмко  и  понятно,  достойно интеллигентного человека и на должном профессиональном уровне.
          Подача самой речи – немаловажный фактор.
Вы обращали внимание, что иногда громкий резкий голос вызывает отторжение и как следствие –игнорирование,  а  вполне  тихий,  но  особого  тембра – просто приковывает Ваше внимание? Владение  голосом,  как  и  речью,  нужно  развивать  и держать в хорошем состоянии, как хороший профессиональный  инструмент.  Не  нужно  перегружать связки – звук должен получать давление от диафрагмы,  из  живота.  Обратите  внимание,  как работают  оперные  певцы,  их  этому  учат  долго  и упорно.  Регулируйте  тембр  и  громкость  в  соответствии с объёмом помещения, расположением лиц  и,  в  конце  концов,  чувствительностью  микрофона. А интонации и тональность помогут сделать  поданный  Вами  материал  не  просто  усвояемым,  а  компенсировать  отсутствующие  в  устной речи  знаки  пунктуации,  кавычки,  выделения  и подчёркивания. Обращайте  внимание  на  чёткость  и  смысловую нагрузку Вашего произносимого текста. Слог должен быть чистым и точным (не сочтите за нравоучения), словарный запас – объёмным. Предмет, о котором идёт речь, должен быть не просто Вам знаком – Вы обязаны в нём разбираться не хуже специалиста, зарабатывающего на этом. Понятно, что  Вы  не  можете  быть  одновременно  экономистом,  автослесарем  или  программистом,  но  Вы должны понимать как это работает и что это означает. Вы должны быть «в материале». При этом терминология  должна  быть  прописана  Вами  (на случай, если возникнут вопросы у суда) отдельно, как «шпаргалка».
          Избегайте  слов-паразитов  («ну»,  «вот»,  «это», другие  часто  повторяемые),  и  непристойностей.
Не унижайте и не унижайтесь сами. Вы не имеете права  на  непрофессиональное  поведение  и  не можете  опускаться,  даже  если  тот  (та),  кого  Вы представляете, себе это позволяет.
Как  особый  ход,  Вы  можете  использовать  в пояснении  действий  Стороны  её  модель  поведения с мотивацией. Но делайте это очень осторожно и кратко. Это имеет смысл уже в дебатах, когда нужно  подать  общую  идею,  смысл,  понимание причин  поступков.  Здесь,  если  мотивы  имеют значение и могут быть приняты как доказательства,  дайте  им  характеристику  как  со  стороны  Вашей, так и «противной» – создайте контраст, выразив его в наиболее удачном и соответствующем стратегии  свете.  При  этом,  делая  характеристику деяниям (а не личностям), разделяйте нравственную и юридическую оценку. И по итогу, как мы уже оговаривали, сохраняя существенное и прямо относящееся к предмету иска, отводите в сторону наслоения  оценок,  ненужной  информации,  не относящихся  к  делу  доказательств  (естественно, кратко мотивируя это).    
          Вся Ваша речь в письменной заготовке должна  быть  составлена  схематично.  Проговаривайте её много раз с разных позиций, а лучшие обороты и тезисы конспектируйте, вследствие чего корректируйте  схему  речи.  Поработав  –  усомнитесь  в собственной  гениальности  и  поспорьте  с  собой. До  хрипоты,  но  аргументировано,  –  бейте  не стесняясь  себя  в  самые  слабые  места  и  Ваших ошибок будет всё меньше как в судебном заседании, так и в развитии всего дела в целом. Ищите, да обрящете ☺.
 
          И  вот  суд  в  совещательной,  а  Вы,  волнуясь, ждёте  вердикта.  Всё  что  могли  –  сделали,  выложились  так,  что  Вам  не  стыдно  за  свою  работу. Готовы услышать результат, и пытаетесь спрогнозировать  его.  И  вот,  оглашение  –  слушаем  стоя, «именем Украины» и.
          Нет, если суд вынес решение в точности так, как  звучали  Ваши  требования  –  поздравляю!  Результат,  в  большей  части  случаев,  промежуточный.  Но  это  результат!  Теперь  дождитесь,  когда решение вступит в законную силу, получайте его копию (с отметкой: «набуло законної сили» и печатью) и в случае необходимости исполнительный лист (отдельное заявление в канцелярию – только при получении обязательно проверьте все его реквизиты  в  соответствии  с  требованиями  Закона «Об исполнительной производстве»: «У виконавчому документі зазначаються:
1) назва і дата видачі документа, найменування органу,  прізвище  та  ініціали  посадової  особи,  що його видали;
2)  дата  прийняття  і  номер  рішення,  згідно  з яким видано документ;
3) повне найменування (для юридичних осіб) або ім'я (прізвище, власне ім'я та по батькові за наявності) (для фізичних осіб) стягувача і боржника, їх місцезнаходження  (для  юридичних  осіб)  або  місце проживання  чи  перебування  (для  фізичних  осіб), ідентифікаційний    код    суб'єкта    господарської діяльності  стягувача  та  боржника  за  наявності (для  юридичних  осіб),  індивідуальний  ідентифікаційний номер стягувача та боржника за наявності (для фізичних осіб – платників податків), а також інші  дані,  якщо  вони  відомі  суду  чи  іншому  органу, що видав виконавчий документ, які ідентифікують стягувача та боржника чи можуть сприяти примусовому   виконанню,   зокрема,   дата   народження боржника та його місце роботи (для фізичних осіб), місцезнаходження майна боржника, рахунки стягувача та боржника тощо;
4) резолютивна частина рішення;
5) дата  набрання  законної  (юридичної)  сили рішенням;
6) строк пред'явлення виконавчого документа до виконання.
          У  разі  якщо  рішення  ухвалено  на  користь кількох  позивачів  або  проти  кількох  відповідачів,  а також якщо належить передати майно, що перебуває  в  кількох  місцях,  у  виконавчому  документі  зазначаються один боржник та один стягувач, а також  визначається,  в  якій  частині  необхідно  виконати таке рішення, або зазначається, що обов'язок чи право стягнення є солідарним.
Виконавчий документ повинен бути підписаний уповноваженою  посадовою  особою  із  зазначенням  її прізвища   та   ініціалів   і   скріплений   печаткою.
          Скріплення виконавчого документа гербовою печаткою є обов'язковим у разі, якщо орган (посадова особа),  який  видав  виконавчий  документ,  за  законом зобов'язаний мати печатку із зображенням Державного Герба України».
Если  нет  добровольного  исполнения  –  прямая  дорога  Вам  в  исполнительную  службу.  Если, конечно, Вы именно этого добивались. 
          Вы выиграли суд и получили исполнительный лист? Поздравляю! Теперь, если «противная» Сторона  не  собирается  его  выполнять  добровольно, Вы  можете  обратиться  с  ним  к  государственным исполнителям  в  районе,  где  находится  должник/его имущество. А сами исполнители являются  едиными  и  для  общих,  и  для  хозяйственных судов.  Т.е.  им  вообще  все  равно  какое  решение исполнять,  лишь  бы  был  исполнительный  лист (или судебный приказ), именно его они и обязаны  исполнять.  Место  обитания  госисполнителей  можно  найти  в  интернете.  Питается  Государственная исполнительная служба «скромной» сумой в 10 % от суммы взыскания (она просто добавляет эту  сумму  к  тому,  что  собирается  взыскивать). Однако  сами  же  исполнители,  если  с  ними  не общаться, становятся ленивы, вялы и неповоротливы и «впадают в спячку». Оно и понятно – огромное  количество  дел,  неблагодарное  ремесло, текучка кадров. Если пытаться их разбудить жалобами  в  вышестоящие  инстанции,  которые  имеют свойство возвращаться к ним же, лениво огрызаются, но не агрессивно. Оптимальный метод взаимодействия с ними –посадить в машину и возить для выполнения ими своих действий. Имущество желательно разыскать самому  и  потом  уже  указывая  исполнителю  на него заставлять его арестовывать. Но это уже отдельная  история,  и  я  изначально  просил  хорошо подумать перед тем как в это ввязываться.

          Но – решение оглашено, и всё не так как Вы ожидали? Как так можно?! Обидно! Где же правда?!  И  так  далее.…  Но  всё  это  эмоции,  притом должны  быть  не  Ваши.  Такой  результат  должен быть в Вашем плане, и в этом случае у Вас есть предусмотренный ход – обжалование (если в этом есть смысл, а у Вас – твёрдые аргументы).
          Получаем полный текст решения (правда, как правило, на это суду требуется время и его зачастую уходит больше, чем отпущено срока на обжалование  процессуальным  кодексом  ☺),  отмечая время  получения  соответствующим  заявлением  с датой  получения  (записью  в  материалах  дела).
          Напоминаю  –  важна  каждая  деталь,  вплоть  до простого  чека  или  почтового  конверта  или  уведомления. Это дает право просить в апелляционной  жалобе  о  продлении  срока  апелляционного обжалования  –  что  делать  в  таком  случае  обязательно, суд не будет домысливать что-то за Вас – он на это просто не имеет права.
И далее торопимся в апелляцию. Но это уже немного другая история, во многом схожая с описанной однако, имеющая свои особенности.


          ЗАКЛЮЧЕНИЕ


«Люди всегда удивляются событиям, которых ждали».
Из законов Мерфи

          Я старался быть внятным – подсказать, но не делать что-то вместо Вас. Всё, что написано, имеет целью всего лишь напомнить то, что Вы и так знаете (или должны знать). Я не думаю, что Вы не сможете себе позволить быть гораздо профессиональнее, нежели Ваш покорный слуга.
          Именно как подсказка или «шпаргалка» была задумана эта небольшая книга – и по формату, и по смыслу. Часто многие, углубляясь в перипетии баталий и в лабиринты творческих изысков, просто оставляют  эти  элементарные  вещи  за  спиной, а  ведь  иногда  огромный  объём  проделанной  высококвалифицированной  работы  летит  насмарку только из-за несоблюдения элементарных правил, которые я попытался здесь кратко отобразить.
          А напоследок небольшой анекдот:
– Молодому юристу неожиданно звонит дальний, почти забытый, родственник и просит зайти «просто так» в гости, чаю попить.
– Хорошо, – отвечает он, – только какой кодекс  с  собой  захватить  гражданский  или  уголовный? ☺.
Конечно, многое зависит не от Вас, но именно от Вас зависит многое.

          Да,  и  ещё:  в  тексте  возможны  очепятки,  поэтому  –  пожалуйста,  отнеситесь  к  написанному добродушно ☺.

 

 

И об авторе (если, конечно, кого-то это интересует):

          Вячеслав Викторович Соколов, на момент написания сей брошюры возраста 44 лет, самостоятельно практикующий адвокат со сравнительно небольшим  стажем.  Юридическое  образование,  из полученных высших, второе. Продолжает практиковать и «набивать свои шишки», что и привело к появлению этой книги.
          Женат,  двое  почти  взрослых  детей,  которые глядя на то, сколько времени и сил занимает это ремесло, не намерены идти по стопам своего отца.
          Живёт и преимущественно работает в Киеве. Надеется, что эта книга сможет сэкономить кому-то время,  нервы,  силы,  а  может  и  просто  избежать каких-либо проблем.
          Искренне благодарен письменным отзывам и рецензиям,  совершенно  не  против  соавторства  в этом  проекте,  выражаю  и  храню  особенную  искреннюю благодарность тем, кто уже успел в этом поучаствовать.  В  случае  необходимости  связаться со мной можно следующим образом:

E-mail: advocatus.sokolov@gmail.com
Почтовый адрес: Україна, 02140, м. Київ,
просп. П. Григоренко, буд. 39-Б, офіс 25





© Підп. до друку  28.11.2011 г. Формат 60х84/32
Папір офсетний № 1. Гарнітура «Таймс». 
Фіз. друк. арк. 4,75. Ум. друк. арк. 4,41. 
Обл.-вид. арк. 4, 5. Зам. №  _. Наклад 1000.

 

 

 

 

 

 

Дальше - рецензии, предложения, дополнения:

 

 

 

 

От автора:

-          Почтовый ящик: он должен быть у Вашего визави. Иначе Вы вместе с ним просто пропустите всё

 

-          Держите своего подопечного в курсе происходящего, причём систематически – иначе во-первых, Вам будет сложно доказать количество труда, вложенного в дело, а во-вторых, даже на уровне его подсознания Вы будете удерживать доверительный контакт.

 

От Валерия Ковальчука:

-          если говорить обобщенно о плюсах и минусах произведения то:

в плюсах - полезность книжки для "чайников", в т.ч. и продвинутых, нетривиальные подходы к тривиальным проблемам, хорошее чувство юмора, интересные, а главное удачные (уместные) эпиграфы и афоризмы. Отдельный плюс акцентам на психологических аспектах ремесла, это очень важно и часто остается на периферии внимания не только "чайников", но и толковых, опытных профи. Разумеется, я не говорю о юридической составляющей книжки - здесь все в порядке.

 

Ниже некоторые детали из плюсов, которые привлекли мое внимание:

  • стр. 6 - очень точное сравнение с умением плавать или ездить на велосипеде. Это отложится в голове у читателя.
  • стр. 11, 12 - важные комментарии и рекомендации относительно психо-эмоциональной составляющей в спорах между родственниками.
  • стр. 14 - совершенно правильное замечание относительно подмены понятий.
  • стр. 18 - отдельное спасибо за яркий и запоминающийся пример того, какое значение имеет порядок слов в речи ("ответчик этого не делал").
  • хороши рекомендации относительно таких "вторично-третичных" вещей как поведение, в суде, умение слушать, эмоции, форма одежды и т.п.

в минусах - смешение делового и свободного (иногда на грани разговорного) повествовательного стилей изложения, не всегда уместна учительская нотка в обращении к читателю, слишком много места отдается анекдотам (особенно стр. 25, 33-35)

 

В деталях минусов, хочу обратить внимание на следующее:

  • стр. 2 - "это человечество ..."; наверное слово "это" неуместно, с ним фраза приобретает избыточно саркастический оттенок, да и другое человечество пока не предвидится.
  • стр. 14 - "...просить в исковых требованиях...". В таком контексте слова "просить" и "требования" противоречат одно другому. Наверное лучше сказать "заявлять в исковых требованиях".
  • стр. 25, 29 - Киссинджера зовут не Гарри а Генри. Имена и фамилии известных личностей , как правило, впечатываются в сознание как единое целое (Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн, Гарри Трумэн и т.п.), поэтому эта описка сразу бросается в глаза.
  • стр. 27 - дано весьма размытое, абстрактное понятие стратегии. На мой взгляд, это определение очень важно и должно быть сформулировано точно и однозначно.
  • стр. - "Не нужно перегружать связки - звук должен получать давление от диафрагмы, из живота. Обратите внимание, как работают оперные певцы, их этому учат долго и упорно". Об этом фрагменте могу сказать: "Хотелось как лучше, а получилось ...". Мне кажется этот пример не очень удачен. Аргументы: Подавляющее большинство читателей в последнюю очередь будут думать (если будут) о диафрагме и животе, да и с самой подчеркнутой частью фразы не все в порядке и по существу и по стилистике. Точно также, вряд ли читатель сможет "обратить внимание, как работают оперные певцы".

Кроме плюсов и минусов, есть еще моменты, которые не совсем понятны и их можно отметить вопросительным знаком.

стр. 36 - "Тяжущиеся стороны не несут никакой ответственности за вранье...". Это действительно так категорично?

стр. 55 - "Как особый ход, Вы можете использовать в пояснении действий Стороны ее модель поведения с мотивацией." Эту фразу я не уразумел.

Кстати, употребление обращения "Вы" по тексту с большой буквы можно дискутировать. Вы ведь обращаетесь к множеству читателей а не к конкретному человеку.

 

Возможно лучше сделать серию, в которой каждая книжка будет посвящена компактной группе проблем. В таком случае можно точнее сформулировать цели и задачи каждого издания и темы, которые там будут раскрыты. Это будет что-то подобное серии Windows для "чайников".

От Святослава Антипенко:

-          Мне вот , что порезало глаза так это русский и украинский текст %)

__________________________________________

 

комментариев пока больше нет, но примеры разносторонней работы есть (исключительно пример, и не может быть принят как план):

не всё так просто…

 

достойное пари

Да, странное у меня ремесло. Я зарабатываю на жизнь свою и семьи за счёт проблем других. Точнее, их решением. И я думаю, что умею это делать. Пусть не в совершенстве – но кто и как может определить идеальный результат?
Моё основное ремесло – адвокатура. По формальному определению я представляю интересы разных лиц в отношениях с другими разными лицами. И моя общая задача, чтобы эти отношения были правильными. А ещё лучше – законными. Хотя, закон – это такие прописные правила игры, на которые все оглядываются – но стараются обойти. И вот как тут соблюсти интересы клиента, и при этом чтобы Закон не пострадал? Не всё так просто…
Вот чтобы понять, каково свободному человеку зарабатывать, на жизнь свою и близких, решением проблем других, случай один приведу. Наверное типичный. Да и не один.

 

В общем, в один из самых обычных довольно пасмурных дней я не стоял в очереди в какую-нибудь канцелярию и не вещал умные истины в судебном заседании. А просто сидел у себя в офисе, не в рабочей форме одежды (в смысле галстука с костюмом) и занимался любимым делом – думал. О чём – точно не помню, да и неважно.
Делал это традиционным способом – вычитывал документы клиента, кажется что-то связанное со страховым регрессом или с поручительством по кредиту, время от времени отвлекаясь на интернет-серфинг. Офис мой довольно уютный, а я не требовательный, поэтому даже чашечка остывшего кофе скорее радовала – чем раздражала.
С утра не было посетителей, местные сумасшедшие меня давно уже не беспокоили, и желающих получить «бесплатный» совет тоже где-то носило. И, в самый разгар переваривания расчётов со сроками давности, ко мне без стука (хотя я к этому уже привык) буквально ворвалась жена собственника здания, в котором я арендую мой скромный офис. Я её знал скорее наглядно, иногда издали общался с её мужем, но все арендно-коммунальные взаимоотношения у меня были с их местным управляющим.
Я не помнил за собой каких-либо прегрешений, позволяющих так нестандартно поздороваться, поэтому ничего не ответил – а просто выжидательно посмотрел на Ангелину Фёдоровну (так звали «хозяйку»). Компьютерные очки на носу видимо придали мне значимости и немного успокоили её, она присела с другой стороны стола и стала внимательно разглядывать меня. Я, в свою очередь, её не торопил.
Не торопясь я взял чашечку с совсем уже остывшим кофе, медленно сделал маленький глоток, и, не отрывая глаз от пришедшей, поставил чашку на блюдце. Ангелина Фёдоровна, навалившись роскошной грудью в декольте на мой стол, исподлобья смотрела на меня – то ли изучающее, то ли решалась сказать. Сбивать – не в моих правилах, так как хорошо созревший клиент сушит мозг меньше и выражает свои пожелания чётче. Поэтому я просто медленно встал, подошёл к кофеварке, и обернулся вопросительно глядя на драгоценнейшую Ангелину Фёдоровну. Она уверенно кивнула. Я достал коньяк – она кивнула ещё уверенней.
Что ж, не жаль коньяку и кофе – теперь разговор будет серьёзным и откровенным. Я это знал. И не ошибся – после первого глотка роскошная женщина, почти не увядающей классической красоты, глубоко вздохнула и наконец выдала: «Он урод!».
О, как много она этим сказала… Уверенные интонации безошибочно определили «уродом» её мужа, а довольно спокойное произношение сказало о длительной запущенности проблемы.
Муж её, Семён Львович, был происхождением из интеллигентной семьи. Но, за время богатения на «кидках», в смысле воспитания потерял почти всё, вложенное в него родителями. Напротив, Ангелина Фёдоровна, не смотря на свои глубоко провинциальные корни, от которых осталось только плохо скрываемая любовь к шансону, смотрелась на фоне Семёна Львовича просто прима-балериной в Эрмитаже.
Наверное потому, что мне приятнее работать с совершенно посторонними потенциальными клиентами, я никогда не пытался навести справки о внутренних проблемах этой четы, а о внешних довольно часто писалось в интернете. Причём то, что там всплывало, было не совсем по моему профилю. Потому раз уж мне судьба послала такой разговор – я не хотел быть его инициатором.
Однако терпение моё было вознаграждено. Глотнув коньяку залпом, говорила она довольно спокойно. И по тому, что вполне связно, вызрел этот разговор давно. Видимо с тех пор, как Семён Львович не просто стал жить раздельно в буквальном смысле, а и перестал общаться с Ангелиной Фёдоровной в принципе.
Раздел имущества и бизнеса в таких кругах дело хоть и хлопотное, но привычное. Но здесь главным камнем преткновения, как это ни странно, стал не капитал. Не собственность, не бизнес, и даже не «фамильные ценности», которых оказалось немало. Видимо, свою роль сыграл один их первых в этой местности брачных контракт, в своё время предусмотрительно предложенный кем-то из друзей молодых романтика-кидала и проститутки-индивидуалки. Единственное, что не поддавалось разделу – так это их сын, возраста позднепубертатного периода, имеющий имя Максим. 
Максим, который Львович, был очень поздним и единственным ребёнком этой четы. Родился он тогда, когда его родители уже отчаялись иметь продолжателя рода и наследника. Это был подарок небес, до сих пор не понятый за что. Сам продолжатель-наследник хорошо это знал, и пользовал такое положение с успехом.
Родители не чаяли в нём души настолько, что по трогательному описанию Ангелины Фёдоровны я понял, что из Максима Семёновича вырос моральный урод. Точнее, аморальный. В свои 17 неполных лет. И дело не только в том, что ему никто и никогда ни в чём не отказывал, а все похождения прощались. Даже если они заканчивались гибелью, случайно оказавшихся под колёсами ВМV Максима, посторонней бабушки с внучкой. Он заранее знал, что мир у его ног по факту рождения. Ему в угоду наказывали и прощали, развращали и «забывали» в СИЗО навсегда, покупали «рабов» и позволяли любые оргии. Словом, «их высочество» давно уже стал «их величеством»…
То, что его родители за любую цену готовы оставить его за собой, Максим знал. Не просто знал, а пользовался в полной мере, шантажируя и манипулируя обоими. Наверное, это единственное что у него получалось хорошо.

Мне бы очень не хотелось браться за это дело по нескольким причинам. Не только потому, что у таких клиентов, как правило, есть кому такое расхлёбывать. Идут к таким, как я, либо потому что уже никто не берётся, потому что невыполнимо, либо просто нужно меня использовать. Второе – принимаю крайне редко, когда вижу возможность переиграть клиента. А первое… Я не азартен, не принимаю вызовов. Считаю, что настоящая сила в доказательстве не нуждается. А слабость тем более. Потому, в таких случаях беру дела, когда вижу возможность нестандартного решения проблемы. Свобода творчества, как ни странно, бывает и среди трудящихся в моём цеху.
В брачном контракте, со слов теперь уже клиентки, упоминания о ребёнке не было. Нужно оговориться, вообще – многое было со слов. Клиенты, сколько не убеждай, документы если и несут посмотреть – то хаотически и далеко не все. Или много – но не то, что нужно. В нашем случае документов было… ну, точнее, почти не было. Дело то секретное. Даже от меня  
Предоплату я взял, мотивировал долго и настойчиво – к сожалению, чем богаче категория клиентов, тем труднее расстаются с деньгами. Как правило, они часто считают достаточным вознаграждением относительное счастье быть рядом с ними. Но то, что удалось «выклянчить», было вполне достаточным, чтобы начинать что-то делать. Единственная мотивация, которая сработала – это то, что требовался результат, а не просто проделанная работа.

 

И я начал. Сначала с того, что не без помощи самой мамаши Максима, теперь именуемого Объект, и различных доверенных лиц (я в этом городе живу долго, и контактами в разных слоях общества немного оброс), собрал массу проверенных и непроверенных сведений. О личной жизни, наклонностях и привычках, фактах биографии и даже медицинских противопоказаниях. Отслеживать его вплотную я не стал, не только потому что у Объекта есть охрана – всё таки я не детектив, оборудование и навыки не те. Что-то нашёл легально, но в этой стране на запросы адвоката отвечают в прямой противоположной прогрессии вопросам любого, кто просто покажет «корочку» работника правоохранительного органа.
Собрав довольно объемный труд в картонной папке-скоросшивателе, я просматривал его много раз, рылся в судебной практике и рисовал запутанные схемы, пытался найти недостающие связи и устраивал «мозговые атаки», бросал всё на время переспать и возвращался к делу со свежей головой… Но пока ничего, кроме бредовых идей, в голове не задерживалось.
Одновременно со всеми этими метаниями, я не оставлял без внимания и родителей Объекта. Но при всей своей колоритности, они оба почти не оставляли шансов покопаться в их уязвимых местах. Не хватало не то чтобы идей – информации. Было устойчивое ощущение, что нет каких-то ключевых моментов, позволяющих начать движение в нужном направлении.
И главное, что беспокоило: мне не была понятна конечная цель каждого из супружеской четы, желающего прикрепить ребёнка к себе. Не моё дело, скажете? Мол, заказали работу – сделай и получи? Не всё так просто… Мне не раз приходится сталкиваться с тем, что клиенты пытаются добиться какой-то справедливости, не имея представления что именно они хотят. И в результате сам результат им самим оказывается не нужен, и субъективно денег жаль… В том числе и на меня.
Словом, задача на вид неподъёмная, работа творческая.

Постоянных помощников у меня нет, работаю как с партнёрами с самыми разными представителями общества. У них разная квалификация, статус, характер, ответственность. И результаты такого сотрудничества бывают не просто разными или не прогнозированными, но иногда и ошеломляющими.
Вот, например, есть у меня хороший доверенный доктор. Я вообще считаю, что люди, которым можно доверять, должны держаться друг за друга. Тем более, если это доктор… Надеюсь, и я ему полезен    
Так вот. Доктор в своё время несколько лет проработал на «скорой», и работает по специальности сейчас. Так как то, чем он занимается, ему интересно – то, в смысле медицины, с ним есть о чём поговорить. Хотя, и не только по медицине. Наши общие друзья иногда вытаскивают нас пройтись в лес, где в полевых условиях общение не имеет условностей. Где смысл даже не в смене мест, глубоком лесном запахе, или месте куда идём – а в особом ощущении непривычной здоровой усталости на привале, вкусе неспешно приготовленного на аккуратном костре, свежести родниковой воды (если удастся), и осознании нужности и интересности.
Мы знаем друг друга достаточно давно, чтобы было что вспомнить или о чём рассказать. И не обязательно о том, что связано с работой или семьями. И вот укладывая костровой столик, чтобы не повредить траву под костром, я в общих чертах рассказал ребятам о ситуации с «разделом» Объекта. Не потому, что надеялся услышать дельный совет – даже когда просто проговариваю ситуацию, то вижу её по-другому. Тем более, что умные люди подправят, если что 
Сначала мой рассказ был воспринят довольно критично. Оно и понятно – клиентура вызывала, мягко говоря, негативную реакцию. Но хирургу всё равно, кто у него на столе – внутри все одинаковы. И профессиональный интерес присутствующих, всё таки, взял верх – ребята включились. Даже жёсткий психолог, как бывший военный разведчик, сделал свой «расклад по ситуации».                 
Мы понимали, что просто «распилить» Объект, как это сделал бы в своё время мудрый царь Соломон, не получится. Практического смысла, исходя их того, что я знаю, в отделении Объекта от одного родителя и прикреплении его к другому, тоже не было. Оставались эмоции. Но они недолговечны. Тем более, что всё это семейство было довольно непредсказуемо и не всегда понятно в своих желаниях, которые с такой напористостью пыталось осуществить. И к тому же, любое насильственное действие вызывало в ответ не менее силовое противодействие.
Выход напрашивался один: свести всех их обратно. И главным цементом всех троих был бы Объект, раз уж он так ценен обеим сторонам. Тем более, что все трое были достойны друг друга. Хотя, существовала опасность, что Объект родителям на самом деле был нужен лишь для удовлетворения собственного самолюбия – как победный флаг в разделе их собственного мира. Но это не меняет сути, если раздел не начался исключительно с целью наказать и доказать, а не разойтись. Значит, будем иметь в виду и делать поправку «на ветер».
Ладно, цель установлена. Теперь какой придумать способ? Прямые контакты исключены, убеждение не реально. Значит, нужно создать условия, ситуацию при которой все трое ЗАХОТЯТ быть вместе. Причём совершенно добровольно, так как насилие только вызовет ответное движение.
Идея возникла откуда-то из недр моей цинично-извращённой души, и поначалу я возвращал её обратно. Но чем больше я пытался придумать что-то другое, тем ярче разгоралась во мне эта идея. Её смысл – это обстоятельство, которое может объединить. Используя уже известные качества всех троих, нужно что-то общее, что объединяет. И лучше, чем общая боль, это никто не сделает.
Нет, я не собирался лишать кого-то жизни или хотя бы здоровья. Хотя, если быть честным, я об этом думал. Мне нужен был фантом, в который поверили бы все трое. Причём, безоговорочно. Такой вот убедительный обман, и пусть это неправильно.
Так вот тут как раз доктор, который участвовал в разговоре, и позволил себе пофантазировать о неизлечимых болезнях. Я ухватился за идею, и лучшим вариантом была бы как раз такая болезнь самого Объекта. Точнее, её симуляция, но без ведома самого Объекта. При всех своих недостатках и полном наборе сомнительных достоинств Объекта, я не хотел причинять кому-то настоящую боль. Только для пользы дела.
Доктор, когда понял что фантазии пахнут их реализацией, пусть даже и не по настоящему, тут же пошёл на попятную. Я его понимаю, он же – доктор. Лечить людей – это серьёзнее, чем играть с их судьбами. Да и риск… А смысл? Хотя, смысл был – неразрешимость конфликта собственников грозила мне потерей офиса, а я к нему за это время привык 
В общем, доктор хоть и подсказал мне интересный способ решения задачи, но от соучастия отказался. Ладно, и на том спасибо – тем более, не гоже друзей в афёры втягивать. Втянем совершенно посторонних, тем более что с предоплатой я удачно погорячился. Единственное, что я ещё добыл от доктора – так это названия возможных болезней и места их диагностирования, а также способы вызывания необходимых реакций. А это уже были зачатки плана.

 

Мне потребовалось время и убедительность, иногда на грани блефа, для того чтобы найти нужную цепочку людей. И не только людей, которые смогут диагностировать и подтвердить неизлечимость. Но и тех, кто сможет это подтвердить – причём в тех недешёвых местах, которым доверяют оба родителя. Учитывая связи и возможности Семёна Львовича, да и Ангелины Фёдоровны заодно, это было почти невозможно. Не хочу открывать детали – людям ещё работать, и действительно спасать чьи-то жизни.
Теперь нужно было в эту паутину завлечь Объект. Вот тут уже почти всё зависело от случайности – ведь сам Объект был непредсказуем. Хотя, конечно, слабости у него были. Да ещё какие! Его клубок комплексов неполноценности с лихвой компенсировался настырным желанием себя проявить. Где угодно и как угодно. А безнаказанность только разжигала аппетит. И охране приходилось больше быть нянькой, чем защитой и «броненосцем». Тем более, что к «телу», вследствие его непредсказуемо невыносимого характера, никто особо и не норовил приблизиться – даже многочисленные, по сути продажные, девушки, ищущие таких «принцев».
Но есть у меня знакомый один, он гомосексуалист-транссексуал. Нет, знакомый он не потому, что может вызывать у меня какой-то человеческий интерес – отнюдь, я традиционного сексоисповедания. Он – прекрасный специалист в компьютерном дизайне, и не только моего сайта. Ему под силу создание, например, реальных фотографии древних манусткриптов или просто оригинала любого документа. Или нужна фотография, где я в обнимку с Че Геварой, или Кеннеди – работы на полчаса. И никто даже не усомнится, что так и было.
Я пользуюсь этим его талантом иногда, когда этого требуют интересы дела. Но сейчас его смазливая внешность и другой талант были частью моего плана. А он начинался так: я с этим своим знакомым, который в полной боевой раскраске вполне походил на худосочную модель из какого-то модного журнала, колесил по местам наиболее частой засветки Объекта. Местам, где он появлялся хотя бы с какой-то систематичностью. И моё терпение, хоть и не сразу, было вознаграждено. Теперь нужно было внедрить моего знакомого в близкий контакт с Объектом, а дальше…
В общем, клуб, в котором «тусил» в этот раз Объект, в это время и специально для него, всех девушек впускал бесплатно. Сомнений в «идентичности» моего знакомого не было, выглядел он даже эффектнее постоянных тусовщиц. Зная, что моего «визави» при допуске к телу Объекта обыщут, шприц-тюбик со специальным снадобьем я спрятал в конструкции «дизайнерской» причёски «агента». А дальше мне пришлось ждать позднего утра, чтобы добудиться «засланца» и выспросить у него отчёт о бурно проведенном вечере.
Не смотря на то, что я же и проспонсировал ему этот вечер – сонный герой, по совместительству любовница Объекта, капризничал по утру. Оно и понятно, страстная ночь… Вот только утро сначала было для него неприятным. Потому что когда Объект обнаружил возле себя в постели собою истерзанное, но не совсем женское тело, то, недолго приходя в себя, «немного» вспылил. И спасла моего знакомого только случайность, которая была в эти сутки на нашей стороне. В момент самого начала жёсткого избиения до смерти в квартиру Объекта вошла моя заказчица, и пока тот объяснялся – мой «агент» успел уйти. Но, и самое главное, вколоть в обезумевшее от алкоголя и кокаина тело то, чем я снабдил, удалось ещё ночью.
Я, в знак благодарности выставил на столик возле кровати «агента» бутылочку его любимого ликёра, и уточнив время укола, выбежал к машине. Именно выбежал, так как дальше события развивались согласно плану: всего через час с небольшим Объект поступил в клинику, с лабораторией которой я уже предусмотрительно обо всём договорился.
Быстрый экспресс-анализ внезапного недомогания не принёс явных результатов, но нам и не нужно было торопиться. Инкубационный период того, чем якобы должен был болеть Объект, ещё не прошёл. Но ощущения остались. И когда совсем скоро Объекту снова стало плохо – результаты анализов ввергли его в ступор.
Он долго осознавал, что это значит, а потом лихорадочно начал теребить всех медиков, которых только знал – но к этому я был уже готов, и, в конце концов, повторный анализ подтвердил результат предыдущего.
Потом была истерика. Долгая, перераставшая в панику, а дорогой успокоительный укол снова ввел Объект в ступор. Тем временем появились его родители, сначала Ангелина Фёдоровна, а затем уж почти сразу и сам Семён Львович. Оцепенение их прошло быстро – опыт шоковой терапии был богатым. И после короткого скандала между собой они учинили скандал в клинике. И тут уже клиника, предчувствуя «жирного» клиента, развернула свои услуги во всю возможную ширь: от ВИП-палаты с «эксклюзивным» ремонтом до срочной доставки в клинику богатого на регалии консилиума.
Я же, учитывая быстроту развития болезни, ждал третьего акта убеждения, а именно «независимых» данных у кого-то ещё. Этот кто-то был формальным конкурентом клинического консилиума. Но и он был готов, точнее его аспирант, «допущенный к телу» и в дело. И метание к другим светилам медицины привело «безутешных» родителей к одному выводу – мы теряем ребёнка! И времени на спасение уже нет.

Да, это жестоко. И больно. Не знаю, больнее ли было детям той бабушки и родителям той внучки, которые попали под колёса «умирающего» сейчас чада. Я не знаю, справедливо ли – но всеобщей справедливости не бывает. Но я знаю, что иногда боль излечивает. И это как раз тот случай. Хотя, до полного излечения…
Словом, это шоу продолжалось достаточно, чтобы родители Объекта перестали смотреть друг на друга, а стали смотреть в одну сторону. Нет, они не изменились – за это, достаточно короткое время, результата у такой терапии было мало. Но то, что где-то была переоценена стоимость сына и его значимость для обоих – это уже необходимый результат для родителей. Но поймёт ли это их сын? Он воспринимал волнение родителей как должное…
Единственное, что мне ещё предстояло сделать перед командой «отбой», так это закрепить результат. То есть, сделать так, чтобы единение целей и задач родителей превратилось с эпизодического в системное. Проще говоря, нужно какое-то удержание их вместе.
Я не тешил себя мыслью, что хоть кто-то из этой троицы может измениться. Я только ждал, когда они смирятся с мыслью о том, что Объект смертельно болен. Для этого пришлось повторять инъекцию, и не раз. При этом я не хотел, чтобы Объект действительно получил необратимые последствия. Хотя, риск был, и не только в этом. И больше всего мне не хотелось выпускать Объект куда-то, где я не смогу проконтролировать его. Например, в другую страну. Ведь его родители со своими возможностями могли и вывезти. Значит, Объект должен был быть невывозной.
Так и было. Оправившись о первого шока, и почти не конфликтуя друг с другом, Ангелина Фёдоровна и Семён Львович стали очень убедительно требовать вывоза своего чада в лучшие клиники мира. Они могли себе это позволить, но не я. Потому отчасти скрытым шантажом, отчасти за оставшееся от Ангелины Фёдоровны вознаграждение, я убедил сохранить своё лицо тех медработников, которые принимали участие в моей авантюрной схеме. И потому, по всем данным, до истечения кризиса вывозить Максима было нельзя – чревато.
Пользуясь паузой я, как мог, наблюдал за супружеской четой. Объект, со всей своей запредельной эгоистичностью, эксплуатировал родителей – а они, в свою очередь, считали свою жертвенность лучшим проявлением любви к сыну. И лишь когда я увидел от души рыдающую Ангелину Фёдоровну, искренне сжавшуюся в объятиях Семёна Львовича, и глаза отца семейства – я понял, что пора.         
Мне было важно услышать, о чём они говорят в этот момент. Потому я, прихватив под мышку медсестричку из лаборатории и лепеча ей всякую чушь, не торопясь прошёл мимо них. Ангелина Фёдоровна увидела меня, и сделала знак её подождать. Я кивнул, и, проводя девушку до лаборатории, вернулся.
Ангелина Фёдоровна уже была одна, и стояла в конце коридора, задумчиво глядя в окно. Я предполагал, о чём будет сейчас разговор, и не ошибся.
- Вячеслав, мне Ваши услуги не нужны – задумчиво но твёрда сказала дама.
Я не стал её провоцировать, спрашивая «вообще или уже?», а просто молчал и ждал продолжения. Пауза была томительной, но я терпелив. В конце концов, разговор продолжился:
- У меня такое горе, и мне не до Вас. Тем более, что проблема решена. Так что верните деньги.
Я даже не спрашивал всё возвращать, или что-то оставить в виде компенсации – эта публика привыкла мыслить «базарными» категориями, как бы «высоко» не поднималась. Не ответил, просто спросил:
- Почему Вы уверены, что Ваш сын останется с Вами?
- Потому что мы мужем обо всё договорились.
Произнося слово «муж» она дала понять, что они сошлись снова – и причиной того был Максим. Но сейчас меня интересовало, как глубоко эти двое родителей осознали необходимость быть вместе. Расчёт сейчас – это катастрофа, деньги почти все потрачены на этот проект, а о премиальных я и не мечтал. Но результат – где-то в глубине души – того стоил. А красота игры? Хорошо… Закрепим результат, и заработаем свой гонорар.
- Вы азартный человек? – спросил я неожиданно. Ангелина Фёдоровна обернулась ко мне, и её взгляд из горестно-пренебрежительного превратился в вопросительно-непонимающий.
- Это вы к чему? – спросила она.
Я выдержал паузу, изображая глубокие раздумья, а затем медленно но внятно предложил:
- Хотите на мне заработать?
Она опешила ещё больше, и уже начала смотреть на меня как на сумасшедшего. Но молчала. Я воспользовался:
- Я верну Вам двойную сумму гонорара, если Ваш сын умрёт.
Она, подумав, «купилась» на обе мои провокации – неожиданное повышение явно выигрышной ставки и вероятную возможность самой установить срок выигрыша. То, что речь идёт о том, что её сын умрёт – заглушилось глубоко выработанным рефлексом сделки.
Ангелина Фёдоровна, прищурившись, смотрела на меня, а я продолжил:
- Судя по развитию болезни, сроки могут быть от месяца до полугода. Я не врач, не знаю тонкостей (стелюсь, но пусть расслабится). Однако, я всё равно теряю – так почему же не сделать это красиво, а Вам хоть как-то… Я не психолог, но это возможно ещё и облегчит Вам горечь утраты, если я проиграю.
По тому, как помутнели её глаза, я понял что могу уйти ни с чем, и придавил надеждой:
- Я верю, что Ваш сын выживет. Просто хочу в это верить. Причём верю настолько, что готов поставить сумму Вашего гонорара. Пусть это глупо, но я верю интуиции, и не боюсь так рисковать. И пусть мне будет так же горько, как и Вам (о том, что она не проиграет в любом случае – я уже не говорил, что бы не спугнуть напором).
- Хорошо, срок? – выдавила она.
- Год – парировал я, даря ей всё большую надежду.
- И как это будет выглядеть?
- Я набросаю договор, Вы почитаете, но знать о нём будет только мы двое. Мы оба отвечаем за свои слова, тем более когда они записаны. А через год мы найдём друг друга, куда же я денусь…
Она молчала, но я уже знал что правила приняты. Я не стал сейчас говорить о том, что когда проиграет она – то забрать свои деньги мне будет очень непросто, потому что такие люди с ними расстаются нелегко. Им мне придётся шантажировать её тем, что информация о сделке может просочиться и не понравиться Семёну Львовичу. Но это будет потом.
А завтра, когда она с этим переспит и напряжение уляжется, мы встретимся и она подпишет договор. Потом я дам команду «отбой», и через две-три недели Максим медленно, но пойдёт на поправку, чем принесёт какое-то облегчение своим родителям.
И будет им достойным вознаграждением.

 


Персонажи, события и детали в данном рассказе вымышлены,
а возможные совпадения - случайны